Изменить размер шрифта - +

Холодный металл коснулся пальца. Изумрудное сердце заиграло яркими переливающимися бликами. Я улыбнулась, но, как оказалось, рано.

– Елизар, ей всего восемнадцать! – Голос Николая сел. Он побагровел, и таким я его еще не видела. – Я всего лишь хотел сказать, что не буду препятствовать вашим встречам!

– Ей почти девятнадцать, – невозмутимо заявил Елизар. – Я не настаиваю на скорой свадьбе. Она состоится только тогда, когда этого захочет Злата.

– Об этом не может быть и речи! – Рванув ворот рубашки, Вязин дышал, как разъяренный бык, чего от главы клана я и вовсе не ожидала.

– Оставь их, – тихо обратилась мама к Николаю.

Ирина долго разглядывала нас. Нежное лицо постепенно прояснялось, наконец она улыбнулась мне.

Я прислонила голову к предплечью Елизара. Целую минуту Вязин сверлил нас взглядом. Волевое лицо медленно приобретало нормальный оттенок, а на меня он смотрел с какой-то грустью.

– Ты уверена, малышка? – тихо спросил он.

– Да, – смущенно улыбнулась я.

Вязин испытующе посмотрел на Тагашева.

– Помолвка состоится не раньше, чем закончатся экзамены! В моем доме! Официально и по законам верлафов! Дочь у меня одна, и, несмотря ни на что, она оборотень! – как и многие отцы, начал качать права глава клана. – О свадьбе я пока вообще не говорю!

– Конечно, – легко согласился Елизар.

– Николай, давайте обговорим все позже. И пойдемте ужинать или, скорее, завтракать, – усмехнулась Ирина. – Боюсь, что еще немного – и Светлана рассвирепеет. А это будет похлеще, чем все Охотники вместе взятые.

Мама поднялась, обняла нас с Тагашевым, затем увлекла Вязина к двери. Глядя друг на друга, они улыбнулись. Возможно, раскрыв мне правду, им стало легче. И, может, однажды они смогут пересмотреть свои отношения и, отринув прошлое, сумеют найти свое счастье? Отца жаль, я горжусь им, но его не вернуть. Ведь если задуматься, даже поселившись под защитой клана, он мог погибнуть так же, а жизнь Николая и Ирины продолжается.

– Это и был твой гениальный план, чтобы чаще встречаться? – Дождавшись, когда мама и Николай выйдут, я прижалась к Елизару.

– Ну, во-первых, это серьезный повод беспрепятственно приглашать тебя на свидания! – Тагашев подхватил меня на руки. Теперь наши лица были на одном уровне. – Во-вторых, веский аргумент оставлять тебя у себя. Думаю, будет стыдно, если Ирина застанет меня выпрыгивающим из твоего окна. – Покраснев, я уткнулась ему в шею. – А в-третьих, я хочу наверстать упущенное время и проводить с тобой каждую свободную минуту. – Елизар нашел мои губы и впился поцелуем.

Очнуться заставил стук каблуков. Елизар осторожно поставил меня на пол и очень вовремя: мама вернулась неожиданно. По встревоженному лицу я поняла, что что-то случилось.

– Злата, там Макс, – тихо сказала она. – В дом он не хочет заходить. Мне кажется, ты должна выйти и поговорить с ним. Он очень переживал!

От страха внезапно подкосились ноги. Все слова, которые я мысленно пыталась подобрать для него, мгновенно выветрились из головы. Что я ему скажу? Сердце затрепыхалось в груди испуганной птичкой. Растерянно глянув на Тагашева, я вцепилась в него мертвой хваткой. Но тут же осознала, что хочу видеть Фадеева, потому что соскучилась по нему.

– Хочешь, я пойду с тобой? – Елизар приподнял мне голову и заглянул в лицо. Во взгляде – нежелание отпускать и легкое беспокойство.

– Нет, – едва слышно сказала я. – Я должна поговорить с ним сама.

– Только недолго, хорошо? Волка рядом с тобой я не переношу, – честно признался он.

Быстрый переход