Изменить размер шрифта - +

– Мы с профессором аб Нейваном решили никому не говорить. То ли чтобы не сглазить, то ли чтобы старейшие не наложили на меч какие-нибудь связывающие заклятия… короче, сама уже не знаю. Зато точно знаю, что обещал нам диннеши. Я не просто помню, я до сих пор слышу его слова: «Вы уже никогда не сможете избавиться от этих вещей. Меч всегда будет с тобой, Риана, а плащ – с тобой, Шимас. Если отдадите кому-нибудь или просто выбросите, они все равно вернутся к вам». Вот так он сказал. Но меч не возвращается. Я и зову его, и прошу, и приказываю… Но ничегошеньки не получается!

– А ты пробовала мысленно потянуться к нему? – спросила Гвен. – Представить, как он там лежит в Зале реликтов, представить, как берешь его…

– Конечно, пробовала! Я все, почти все перепробовала, представляла все возможные ситуации… и невозможные также. Но напрасно, ничего не помогает!

– Так, может быть, – предположила Эйрин, – вся проблема – в тебе? Может, ты и сама не до конца уверена, что имеешь право на этот меч?

Риана громко фыркнула:

– Не говори глупостей! Я знаю, что это мой меч. Я имею на него полное право! Как никто другой – потому что больше никому он не подчиняется, не делает никого сильнее.

– Нет, Риана, я не об этом. Сформулирую иначе: возможно, ты допускаешь, что старейшие имели право его забрать. Пусть неосознанно, где-то в глубине души ты признаёшь, что они лучше тебя знают, как будет правильно. Ты же выросла на Тир Минегане, с детства привыкла подчиняться им. И если причина в этом, ты должна убедить себя – саму себя, а не других, – что с мечом старейшие ошиблись, что тут правда целиком на твоей стороне.

– А я так не думаю, – вмешалась Гвен. – Это полностью противоречит словам диннеши. Он же говорил, что от меча никак нельзя избавиться. Даже при большом желании. А значит, тут не играет никакой роли, признает ли за старейшими Риана право забрать его, или не признает. Наоборот… – Тут она замолчала, а в ее глазах вспыхнули огоньки понимания. – Вот именно, наоборот!.. Риана, диннеши ведь сказал: если отдадите кому-нибудь или просто выбросите, правильно?

– Да. И что?

– Думаю, здесь и кроется ответ. Диннеши говорил, что вы не сможете избавиться. Не сможете отдать или выбросить. А ты не отдавала меч, не избавлялась. Его у тебя забрали. И если моя догадка верна, ты не должна настаивать на своем праве собственности, не должна убеждать себя в том, что меч – твой. Наоборот, согласись с решением старейших. Только искренне, от всей души.

Риана растерянно заморгала.

– Как же я сделаю это искренне, если не согласна с ними? Абсолютно не согласна, понимаешь! Я не смогу обмануть себя. Обмануть их – пожалуйста, без проблем. Но себя… – Внезапно она всплеснула руками и на какую-то секунду замерла, уставивишись взглядом в пространство перед собой. – Обмануть их! Вот что нужно сделать! Этого я еще не пробовала. Сейчас пойду к Кейлион и скажу, что согласна с их решением. Скажу, что меч слишком могуществен для меня, признаю, что они сами должны владеть им. Постараюсь говорить искренне, убедительно, и кто знает, может…

Она двинулась было к двери, но Эйрин схватила ее за руку:

– Подожди, Риана, не спеши. Еще успеешь. А пока попробуй иначе. Почти так, как предлагала Гвен, только не отказывайся от меча, потому что и правда не сможешь, а просто отпусти его. Искренне поверь в слова диннеши, что меч никуда от тебя не денется, и не бойся потерять его. Тебе же не страшно выпрыгнуть в окно, так как знаешь, что не разобьешься, сумеешь остановить свое падение. Точно так же отдай в своих мыслях меч старейшим – это совсем не страшно, ведь он все равно останется твоим.

Быстрый переход