Изменить размер шрифта - +

– Это уж точно, – отозвался оторопевший Брайен, с трудом приходя в себя после такого неожиданного финала, когда его фиаско превратилось в победу. – Как тебе это удалось?

– Не спешите поздравлять себя и ликовать, – охладила их триумфальное настроение Сардо. – Я хочу предупредить вас, что если в результате ваших действий был нанесен ущерб каким‑либо кораблям или спутникам, находящимся в настоящий момент момент на орбите Стоунволла, вам придется нести ответственность за все последствия вне зависимости от того, какую организацию Федерации вы представляете.

– В момент взрыва «Стеллдрейк» находился на достаточном удалении от планеты. Я тщательно рассчитала время взрыва, помня о том, сколько минут потребовалось «Корсару» на выход за пределы орбитальных траекторий.

На лице Сардо появилось выражение недоверия, и она отошла к техникам выяснить этот вопрос.

– Молодец, малышка, работа – высший класс, – прошептал Брайен.

– Ладно, – уже более миролюбиво сказала Сардо, подходя к ним. – Никаких сообщений об ущербе пока не поступало. Но это предварительные данные. Вам придется пойти со мной и дать показания официально.

– Пожалуй, будет лучше, если этим делом займусь я, – предложил Брайен. – Отчеты, рапорты, доклады – все это по моей части. Роль Мейры в этой истории закончена.

Смерив его недоверчивым взглядом, Сардо произнесла:

– Хорошо, следуйте за мной, пожалуйста.

Повернувшись спиной, прямой и негнущейся, словно в нее вставили стальной стержень, и выражая этим свое неодобрение, она вышла из диспетчерской.

– Давайте‑ка убирайтесь отсюда подобру‑поздорову, пока она не передумала, – негромко предложил Брайен. – Остальное я улажу сам. Сердитые полицейские начальники – мое хобби, особенно, если это женщины.

– А как же мой отпуск? – забеспокоилась Мейра.

– Ты его заслужила. Считай, что он у тебя в кармане. Хэк, с тобой поговорим позже, – он с тревогой посмотрел на старого приятеля. – На твоем месте я бы немедленно отправился к врачу. Вид у тебя просто ужасный.

– Не волнуйся. Я так и сделаю.

Но Брайен уже не слышал его, с улыбкой на лице догоняя шефа полиции. Хэк покачал головой, а затем опустился, вернее сказать, почти рухнул в стоявшее рядом кресло. Действие стимулятора подходило к концу.

Мейра, оставшаяся стоять в неудобной позе, вдруг почувствовала себя неловко.

– Пожалуй, нам пора отсюда уходить, – предложил Хэк. – Все кончилось.

– Что с вами? – с тревогой спросила Мейра, глядя на его порванный, в пятнах крови комбинезон.

– Небольшое повреждение шасси. Ничего такого, что нельзя было бы починить, уверяю вас.

В ее глазах заблестели злые огоньки.

– Шасси? Починить? И вы еще смеете напоминать мне о том спектакле, который вы разыграли вместе с Брайеном? – она обидчиво поджала губы. – Я не знаю вас. Я не знаю, кто вы. Я даже не знаю вашего настоящего имени, черт побери.

– Хэк.

– Хэк? Опять?

– Нет, – терпеливо произнес он. – Хаверленд Эндрю Кэри‑четвертый. Но все зовут меня Хэк.

Вздохнув, Мейра сказала:

– Жаль, что вы ранены. После того, что вы со мной сделали, мне бы очень хотелось…

Ощутив повышенное внимание техников‑диспетчеров, которые стали заинтересованно посматривать в их сторону, Хэк перебил ее:

– Мейра, подождите. Можете орать на меня, сколько вам влезет, но позже. А сейчас я смертельно устал. Давайте объявим перемирие в наших военных действиях, чтобы вы помогли мне доковылять куда‑нибудь, где нет любопытных глаз и ушей?

– По‑моему, вы до сих пор неплохо обходились и без моей помощи!

– Мейра?

Она не нашла в себе сил, чтобы устоять перед этими голубыми глазами, в которых было столько любви, ласки и боли.

Быстрый переход
Мы в Instagram