Изменить размер шрифта - +
Мулинекс, чья полированная фигурка непостижимым образом оказалась совершенно неповрежденной, застыл в своей вечной боксерской стойке.

Джош поднялся с колен с неуместно победным видом. Он протирал о рубашку вторую фигурку, сдувая с нее пыль. Энн перевела взгляд на эту также совершенно не пострадавшую статуэтку. Она увидела, как Ева протянула руку, и ее пальцы сжались вокруг торса Крибба.

Секунду, которая показалась Энн вечностью, дети держали статуэтку с равной силой, затем Джош ухватил Мулинекса за основание.

— Это мое, — крикнул Джош.

— Нет, мое, — взвизгнула Ева.

С резким щелчком, похожим на звук пистолетного выстрела, обе фигурки внезапно распались на куски. Энн смотрела, как дети остекленевшими, изумленными глазами разглядывают зажатые в руках обломки керамики.

Энн повернулась и направилась к выходу. Облачка белой пыли взвились вокруг ее лодыжек.

Быстрый переход