Изменить размер шрифта - +

— Существует ещё одна серьёзная проблема, — захлопнув дверь, нахмурился Сергей. — Сомов…. Нехорошо это — врать заслуженному и уважаемому подполковнику. А, с другой стороны, как правду рассказать Не поверит. Подумает, что прикалываюсь, и обидится.

— Будем действовать через Александру, — предложила Ольга. — Она-то у нас девушка с фантазией. Да и корреспонденткой работает. Поэтому непременно поверит. А потом и мужу всё подробно объяснит…. Только попозже это сделаем. Когда…э-э-э, когда капище окажется в безопасном месте…

Затренькал мобильник.

— Лёгок на помине, господин начальник, — мельком взглянув на высветившийся телефонный номер, буркнул Сергей. — Добрый вечер, Павел Андреевич.

— Сомневаюсь я что-то в его доброте, — в голосе подполковника послышались откровенно-ворчливые нотки. — Уже знаешь, что случилось с подполковником Карпуком

— Никак нет. Весь день плотно-плотно занимался «альтернативкой». Как и было намечено.

— Понятное дело. Сашенция меня уже слегка просветила (но только в общих чертах, конечно), о сути ваших совместных изысканий…. Значится так. Рассказываю. В пятнадцать ноль-ноль Иван Петрович прилетел из Москвы в Пулково. Взял такси и поехал к нашей «пятнашке». Вылез из машины, не доехав до отделения примерно с квартал, мол, хотел немного прогуляться и поразмышлять. Такси уехало, а нашему «фээсбэшнику» тут же набили морду лица. Подчёркиваю, качественно и вдумчиво набили, лишив практически всех зубов.

— Кто набил-то

— А Бог его знает…. Пострадавший рассказывает следующее. Мол, ему навстречу шла женщина с двумя чёрными собачками на длинных кожаных поводках. А потом эти маленькие собачки неожиданно «преобразовались» — каким-то совершенно непонятным образом — в двух желтоглазых полуголых обломов, которые и принялись активно работать пудовыми кулачищами. Мол, били и монотонно приговаривали — «Нельзя называть симпатичных девушек всякими обидными и гадкими словами. Нельзя называть симпатичных девушек всякими обидными и гадкими словами….». Как тебе, Серенький, такая история

— Дурацкая, — неопределённо хмыкнул в трубку Сергей.

— Вот и я про то же…. Короче говоря, Карпуку срочно оказали первую медицинскую помощь, а, внимательно выслушав, показали нашему ведомственному психиатру…. Да, очень похоже, что у Ивана Петровича слегка «крыша поехала». После кровавых и малоприятных событий последних дней, я имею в виду. Он даже заявление написал, мол — «Это майор Яковлев, обидевшись на мои грубые слова, случайно произнесённые в адрес его невесты, науськал местных купчинских монстров выбить мне все зубы…». Блин горелый.

— Это точно…

— Имеешь, майор, что-либо важное сказать Или же, к примеру, сообщить

— Так точно.

— Излагай.

— Не будет больше, Павел Андреевич, «расчленёнки» и откушенных голов. По крайней мере, в ближайшее время. Сработала «альтернативка». Подробнее доложусь на днях. Если, понятное дело, поверите.

— Поверю, — пообещал Сомов. — Как можно не поверить — хорошему человеку Тем более учитывая тот немаловажный факт, что мы с тобой в Купчино обитаем…. Ещё одно дело. Давай-ка, ты своё заявление о приёме в славные Ряды перепишешь То бишь, поменяешь дату, к примеру, на десятое ноября Объясняю текущую ситуацию. Пусть тут всё немного рассосётся, и всякие высокопоставленные проверяющие разъедутся по местам постоянной дислокации. Глядишь, и подполковник Карпук к означенной дате придёт в себя и заберёт дурацкое заявление. Время, как известно, оно лечит.

Быстрый переход