Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
А, вот, её муженёк — тот ещё деятель здоровенный, широкоплечий, с извилистым тёмно-багровым шрамом на щеке. И глаза у него странные один блёклый и равнодушный, а второй, наоборот, очень и очень внимательный. Из знаменитой серии — «Такой убьёт и не поморщится. А если даже и поморщится, то — всё равно — убьёт…». Ухорез несуетливый, короче говоря, вволю погулявший по Белу Свету…

Сторож вышел на старенький деревянный причал, рядом с которым — на серой ладожской воде — размеренно покачивалась длинная пластиковая лодка, оснащённая японским подвесным мотором.

— Опять, Ильич, сам с собой беседы ведёшь — приветливо улыбнулся Сергей.

— Веду, конечно. Привычка у меня такая.

— А зачем принёс ещё одну канистру с бензином Я же при тебе полный бак залил.

— Затем, что так надо, — слегка нахмурившись, пояснил сторож. — Пойдёте обратно, а тут (тьфу-тьфу-тьфу, конечно), сильный встречный ветер задует. Расход топлива в два раза увеличится…. Нет, за тебя-то, молодчик отвязанный, я не беспокоюсь. Наверняка, из любой передряги выберешься. Из любой…. А, вот, супруга у тебя — нежная очень. О таких всегда беспокоиться надо.

— Спасибо за заботу, — поблагодарила Ольга.

— Не за что, девонька. Не за что…. Давайте-ка, ребятки, забирайтесь в лодку. Рассаживайтесь. Удочки не забудьте. И канистру с бензином держите…. Отвязываю верёвку. Лодку отталкиваю. С Богом…

 

Сыто взревел мощный японский мотор, и лодка, элегантно развернувшись, отчалила от берега.

Вскоре она вышла из узкого залива непосредственно в Ладогу и устремилась на юго-восток.

Через час с небольшим Сергей, заглушив двигатель, объявил

— Эхолот показывает, что под нами — солидные глубины, порядка ста семидесяти-восьмидесяти метров…. Достаточно Или же двухсотметровую глубину, чисто для подстраховки, поищем

— Никогда не стоит перебарщивать, — посоветовала Оля. — Вот, держи коробочку.

Коробочка (вернее, шкатулка), была бронзовой, тяжёлой и запертой на ключ, который остался в Питере. А ещё в ней находилась маленькая золотая фигурка, изображавшая очень сердитого и сурового старика.

— Ну, их, куда подальше, все эти древние и загадочные раритеты. Типа — от греха подальше, — усмехнулся Сергей и, коротко размахнувшись, бросил бронзовую коробочку в ладожские воды.

— Бульк, — отправляясь на дно, выдала на прощанье шкатулка.

— Вот и всё. Проехали…. Возвращаемся на турбазу.

— Разве мы не будем рыбу ловить — удивилась Ольга. — Удочки же взяли с собой.

— Рыбачить на Ладоге — в самом-самом конце октября И на такой приличной глубине Не смеши меня, пожалуйста…. Тем более что мы с тобой ещё и трети «Камасутры» не изучили — в её практическом применении. Так что, возвращаемся и изучаем на практике. Причём, с прилежанием и не отлынивая.

— Как скажешь, милый. С прилежанием, так с прилежанием…

Быстрый переход
Мы в Instagram