Изменить размер шрифта - +
Да уж, на столь откровенное предложение он не надеялся. Хотя и нельзя сказать, чтобы втайне… нет, не мечтал, а просто не испытывал сожаление оттого, что столь роскошная и успешная женщина наверняка оскорбится, если он хотя бы намекнет об этом. Тина молча смотрела на него.

    -  Ну… да, - несколько ошарашенно ответил он и назвал таксисту свой адрес…

    Потом, когда они лежали рядом на скомканных и мокрых от пота простынях, он тихо спросил:

    -  Зачем тебе это?

    -  Надо было, - ответила она и тяжело вздохнула.

    Андрей криво усмехнулся:

    -  Захотелось наставить рога американскому мужу?

    Он ожидал взрыва, но Тина отреагировала необычно:

    -  Не надо, Данилов, тебе не идет.

    -  Что? - не понял он.

    -  Изображать из себя циничного подонка.

    Некоторое время они лежали молча. Но затем он вновь, с мягкой настойчивостью, спросил:

    -  А все же почему?

    Тина несколько мгновений размышляла, а затем, коротко вздохнув, внезапно решилась:

    -  Знаешь… святые отцы были правы.

    -  То есть? - не понял он.

    -  Ну, когда говорили, что, если Господь хочет наказать человека, он воплощает в жизнь все его самые сокровенные мечты.

    Андрей молчал, боясь спугнуть эту внезапно возникшую между ними тоненькую ниточку откровенности.

    -  Я ведь, Данилов, получила все, о чем мечтала: богатого мужа, собственный дом, «Мустанг», ежегодные две недели летом на Багамах и рождественскую неделю скидок в Лондоне… Только, как выяснилось, это все чушь и блажь. И на самом деле мне ничего этого не надо было.

    -  А что надо? - тихо спросил Андрей.

    -  А мужика нормального, - так же тихо ответила Тина и, повернув к нему лицо, легонько коснулась своими безупречно вычерченными губами его обнаженного плеча.

    -  А Фил что, был ненормальным?

    -  О-о нет… То есть да, нормальным. По-американски. Стопроцентно нормальным американским мужчиной. Двинутым на стремлении к успеху. И я для него была еще одной… виньеточкой в старательно выписываемой им, всей его жизнью, иконе воплощенной американской мечты по имени Фил Паттерсон. Так же, как дом, «порш» и личный вертолет. Нет, он, скорее всего, предпочел бы в качестве жены звезду «Плейбоя». Но Анна Николь Смит внушила всем американским мужчинам, что звезды «Плейбоя» - стервы и суки. Так что он обошелся товаром чуть ниже уровнем. А что, моя морда, конечно, не украшала обложку или, там, разворот «Плейбоя», но тоже ничего. К тому же три языка и два образования. Плюс этакая русская экзотинка.

    -  И чего же тебе не хватало?

    -  Ох, Дани-илов, - усмехнулась Тина, - ты хоть представляешь себе, как тошно, когда на твою нормальную русскую бабскую истерику тебе ледяным тоном отвечают: «Дорогая, мы должны в понедельник обсудить это с твоим психотерапевтом». Они же там все неживые. Куклы какие-то. Причем сами-то себя считают не только живыми, но и единственно реальными. А весь остальной мир - грязь и отсталость. Фил же искренне считал, что я должна быть ему по гроб жизни благодарна только за то, что он «дал мне шанс попасть в Америку».

    Андрей мысленно пробежался по своей телефонной книге, представил, скольким из тех, кто был там записан, всего того, что Тина получила, хватило бы с головой.

Быстрый переход
Мы в Instagram