Изменить размер шрифта - +

    -  А серьгу? - ревниво поинтересовался бывший наставник, водружая один из символов власти себе на голову.

    -  Серьгу не дам, - уперся Лайтнинг, обшаривая кабинет Сарта в поисках иглы, которой можно проколоть ухо. - Она мне нравится, а если серьезно, это мой гарант безопасности. Я снимаю с себя все полномочия и готов объявить об этом прямо сейчас, но серьга будет напоминанием для всех вас, кто я на самом деле, чтобы ни ты, ни кто-либо другой об этом не забыли. Я не буду вмешиваться в дела синдиката, если хочешь, мы потом с тобой даже бумагу можем написать соответствующую, но серьга останется у меня.

    -  Гад ты, однако, Дерри, - не смог сдержать усмешку Адольф и самолично достал иглу из неприметного ларца на полке. - Гад, и не можешь обойтись без подставы.

    -  Да, я такой, - довольно согласился ксари. Он знал: Адольф прекрасно понимает, что Дерри никогда не посягнет на синдикат. Графу Андеранскому - это ни к чему.

    Странно, казалось бы, прошло совсем немного времени, с того, момента, как Дерри ушел на встречу к Сарту, а уже вечереет. Никто не потрудился зажечь в коридорах дома светильники - так часто бывает сирланским вечером. Еще пять минут назад светило солнце, и вот вдруг совершенно неожиданно стемнело. Шторы на окнах раздернуты, свежий ветерок проникает в распахнутые ставни и колышет тонкую ткань занавесок. Блеклое от слепящего солнца небо посерело с наступлением сумерек. Светло-розовый размытый солнечный диск замер у самого горизонта, словно закутанный в полупрозрачный шифон.

    Почему-то очень пустынно в доме. Слуги словно попрятались по углам, впрочем, это и не удивительно, последнее время Адольф был не в лучшем расположение духа. А когда он в таком настроении, на глаза ему лучше не попадаться. Вот персонал и старается быть по возможности незаметным. Стикур вероятнее всего с Олей. Не в том он состоянии, чтобы разгуливать по коридорам дома. Слава богам, что остался жив. Лайтнинг надеялся, что герцог поправится, хотя речь шла не только о физическом самочувствии, Дерри давно сам прошел через что-то похожее. Трудно бывает потом вернуться к нормальному существованию. Главное, чтобы друг не наделал глупостей, впрочем… рядом Оля, она не даст и поддержит. Дерри в похожей ситуации был один - это куда страшнее. Нерешительно замерев у двери в комнату Стика, парень задумался и двинулся дальше по коридору, герцога он еще успеет навестить потом. Когда закончит самой важное на сегодня дело. К тому же Ранион уже где-то здесь, он обещал заскочить к герцогу и сообщить последние новости. Так что друг, скорее всего, уже в курсе, что все хорошо закончилось. Ну, или почти хорошо.

    «Что так паршиво-то? - размышлял ксари, промокнув рукавом вновь кровоточащую скулу. - И на душе погано, да и физическое состояние оставляет желать лучшего. Почему, несмотря на то, что все закончилось победой, не хочется радоваться? Каркалы всех забери! Хайк, зачем ты это сделал? Работа была для тебя всем, и ты был верен до конца своему договору. Нелепая смерть, зачем? И стоит ли оно того? Сначала Дирон, а потом вот и Хайк, лишь для того, чтобы остался жить какой-то неразумный ксари, который натворил слишком много ошибок. Неужели они заслуживали смерти больше, чем я? Ведь нет же».

    Дерри медленно брел по коридору, держась за бок. Рана была неприятной, не столько опасной, сколько достаточно глубокой и кровоточащей. Бинты намокли, и кровь пропитала тонкую ткань одолженной у кого-то из людей синдиката рубашки. Своя пришла в негодность. Впрочем, рубашка была старая, так что там туда ей и дорога. По приказу Адольфа Дерри на скорую руку перебинтовали, но задерживаться в синдикате для более тщательной обработки ран ксари наотрез отказался. Настроение не располагало к празднованию победы. Слишком много было желающих выразить свою почтение новому королю, а Лайтнингу не хотелось лишнего внимания.

Быстрый переход