Изменить размер шрифта - +
Слишком много было желающих выразить свою почтение новому королю, а Лайтнингу не хотелось лишнего внимания. И должность он передал Адольфу по-настоящему, жаль, что многие в этом углядели всего лишь нежелание графа Андеранского демонстрировать свою принадлежность к преступному миру.

    Стоило все как следует обдумать, да и других дел по горло, пусть Адольф сам успокаивает всю эту взбесившуюся от резких перемен толпу, и Тармана пусть сам вылавливает, вряд ли магу дали уйти дальше замковых ворот.

    Впрочем, Тармана Лайтнинг с удовольствием бы прибил сам, если бы не так устал. Если бы еще остались силы убивать. Но нет, надоело все до невозможности, хотелось просто немного придти в себя и осознать, что все закончилось. Понять, как это жить, когда тебя никто не собирается убивать. Когда твоим близким не грозит никакая опасность. Теперь можно заниматься, чем хочется, и любить, кого угодно. Свобода, только вот цена у этой свободы непозволительно велика - смерть двух близких людей.

    Интересно, Анет дождалась? Вот будет весело, если все усилия напрасны, и она уже давно смоталась на Землю. Не зря же девушка с утра даже говорить не захотела. Быть может она все давным-давно для себя все решила, и Дерри опоздал. Слишком долго решал свои проблемы и теперь просто никому не нужен? Неприятно застучало сердце. К каркалам, глупо терзать себя идиотскими сомнениями, проще узнать все самому. Лайтнинг нащупал рукой в кармане замшевый мешочек - подарок Каллариона. Обручальное кольцо, ранее принадлежавшее Ларане. Старинная эльфийская реликвия, драгоценность, которой нет цены. И все же интересно пригодится ли она? Нужно ли это Анет?

    Дерри умел войти в комнату так, чтобы не слышно было ни скрипа двери, ни шагов. Анет сидела на подоконнике и увлеченно что-то разглядывала рядом со своей рукой. Что именно понять было невозможно. Девушка даже не потрудилась одеться, просто завернулась в простыню. Анет невероятно шли эти смятые складки и распущенные волосы. Дерри замер на пороге любуясь хрупкостью и беззащитностью. Почти ребенок - взбалмошный, наивный и такой желанный. Рука, сжимающее кольцо дрожала - слишком серьезный и ответственный шаг, решиться непросто. Лайтнинг подошел чуть ближе, к увлеченной девушке и разглядел, чем же она занимается. Соблазнительная блондинка, высунув от напряжение язык, старательно вырезала ножом для резки бумаги на подоконнике кривоватое сердце.

    Дерри тихо засмеялся, и затолкал кольцо подальше в карман. Слишком рано. Ни чему эти обязательства и оковы, по крайней мере, не сейчас. Она, конечно, согласится и согласится с радостью, но вот нужно ли ей это? А вдруг спустя время, она захочет упорхнуть дальше? Нельзя мешать, а если все сложится … Времени много. Теперь, можно говорить и так. На душе стало легко и весело. Все правильно, не нужно торопиться, впереди еще столько всего интересного. Услышав смешок прямо у себя над ухом, девушка вздрогнула и испуганно подняла огромные глаза.

    -  Ты ранен? - шепнула она, бросая нож и подаваясь вперед, чтобы коснуться рукой разодранной скулы и окровавленной рубашки. - Что произошло? Сарт не хотел тебя отпускать?

    -  Это все мелочи, - Дерри поцеловал ее пальцы. - Как много вопросов. Все закончилось, поверь, - в голосе Лайтнинга прозвучала горечь и девушка испуганно уставилась в его глаза, пытаясь угадать, что не так. - Хайк, - тихо шепнул ксари, прижимаясь лбом к ее плечу.

    -  Он…

    -  Да, он выполнял свою работу - защитил меня, и это стоило ему жизни.

    Анет не знала, что сказать, она просто перебирала светлые пряди, прижимая к себе голову ксари. Но в душе, как это было не противно, она была рада, что тролля получилось выполнить свой долг, иначе мертв был бы Дерри. Правда, говорить Лайтнингу этого не стоило, слишком много было боли в его голосе.

Быстрый переход