Изменить размер шрифта - +

– Пинетор Корт, Милорд, самое безопасное место. И дюжина вооруженных людей будет все время охранять его.

Валентин кивнул.

– Хорошо. Не оставляй его одного. И вызови к нему врача – он перенес чудовищный испуг, и это, я думаю, повредило ему. – Он поглядел на Слита. – Дружище, не принесешь ли фляжку вина? Я и сам пережил тут несколько странных моментов.

Слит протянул ему фляжку. Рука Валентина так дрожала, что он чуть не пролил вино, поднося фляжку ко рту.

Несколько успокоившись, он подошел к окну, через которое выпрыгнул метаморф. Где‑то далеко внизу, футах в ста, если не больше, горели фонари. Несколько фигур во дворе окружили нечто, прикрытое плащом. Валентин отвернулся.

– Метаморф, – растерянно сказал он. – Не сон ли это? Я видел, как здесь стоял Король Снов, и вдруг он превратился в метаморфа и выпрыгнул в окно…

Карабелла тронула его за руку.

– Милорд, не хочешь ли отдохнуть? Замок взят.

– Метаморф, – снова удивленно повторил Валентин. – Как это могло быть?

– Метаморфы были в зале погодных машин, – сказал Тонигорн.

– Что? Кто это сказал?

– Милорд, Илидат только что вернулся из подземелья с удивительным рассказом. – Тонигорн махнул рукой, и из толпы вышел сам Илидат, усталый, в запачканном плаще и разорванном костюме.

– Милорд!

– Как погодные машины?

– Они невредимы и снова дают теплый воздух, Милорд.

Валентин облегченно вздохнул.

– Хорошо сделано! И там были, ты говоришь, метаморфы?

– Зал охранялся солдатами в униформе личной стражи Короналя, – сказал Илидат. – Мы приказали им сдаться, но они не подчинились даже мне. Тогда мы стали сражаться с ними и… уложили их всех, Милорд.

– Другого выхода не было?

– Не было, Милорд. И, умирая, они изменились…

– Все?

– Да. Все были метаморфами.

Валентин вздрогнул. Странность на странности в этом кошмарном перевороте. Он чувствовал, как на него наваливается безмерная усталость. Машины крутятся снова; Замок принадлежит ему; фальшивый Корональ – пленник; мир спасен, порядок восстановлен, угроза тирании устранена. И все‑таки… все‑таки есть еще новая тайна, а он так страшно устал.

– Милорд, – сказала Карабелла, – пойдем со мной.

– Да, глухо сказал он, – да, мне надо немного отдохнуть. – Он слабо улыбнулся. – Отведи меня, милая, на кушетку в комнату для одевания, я часок посплю. Ты не помнишь, когда я спал последний раз?

Карабелла взяла его под руку.

– Кажется, несколько дней назад.

– Недели. Месяцы назад. Но все равно не давай мне спать больше часа…

– Хорошо, Милорд.

Он упал на кушетку, Карабелла укрыла его покрывалом, погасила свет, и Валентин позволил усталому телу расслабиться. Но через его мозг проносились яркие образы: Доминик Барджазед вцепился в колени старика; Король Снов злобно отталкивает его и орудует той странной машиной… а затем быстро изменение – и на Валентина смотрит лицо пьюривара… Страшный крик Доминика… Метаморф бросающийся к открытому окну… Все это снова и снова проносилось в измученном мозгу Валентина.

Наконец он устал.

Спал он не час, как намеривался, а несколько больше: он проснулся от яркого золотого утреннего света. Он потянулся. Все тело болело. Сон, подумал он, дикий, смущающий сон. Нет, не сон. Не сон.

– Отдохнул, Милорд?

Карабелла, Слит, Делиамбер. Следили. Охраняли его сон. Он улыбнулся.

– Отдохнул.

Быстрый переход