Изменить размер шрифта - +
Но не все, заполнявшие зал, были герцогами и принцами, был и более скромный народ – Гарцвел – скандар, Корделин – парусный мастер, Панделон – плотник, Виноркис – хьорт, торговец шкурами, мальчик Гиссан из Лабиринта, Тизана – толковательница снов из Фалкинкипа, и многие другие, рангом не выше этих, стояли среди вельмож, и лица их сияли.

Лорд Валентин встал, отсалютовал матери, ответил на салют Горнкейста и поклонился, когда раздались крики: «Да здравствует Корональ!» Когда наступила тишина, он сказал:

– Сегодня мы даем большой фестиваль в честь восстановления благосостояния и полного порядка. У нас есть для вас представление.

Он хлопнул в ладоши, и вошли двенадцать музыкантов под предводительством Шанамира. Рога, барабаны и трубы заиграли приятную веселую мелодию. За ними вошли жонглеры в костюмах редкой красоты, впору хоть принцам: впереди Карабелла, за ней Слит, а потом грубые, косматые Залзан Кавол и два его брата. Они несли жонглерский инвентарь всякого рода: мечи, других вещей. Дойдя до середины зала, они встали на свои позиции лицом друг к другу по лучам воображаемой звезды.

– Подождите, – сказал Лорд Валентин, – тут есть место еще одному!

Он спустился по ступеням Трона Конфалума и остановился на третьей снизу. Он улыбнулся Леди, подмигнул Гиссану и махнул Карабелле, которая кинула ему меч. Он ловко поймал, она бросила и второй и третий, и он начал жонглировать ими на ступенях трона, как обещал Леди на Острове Сна. Это было сигналом к началу жонглирования. Воздух засиял от множества предметов, которые, казалось, летали сами по себе. Мир еще не видел жонглирования такого качества. Лорд Валентин был в этом уверен. Через несколько минут он сошел со ступеней трона, вошел в группу и радостно смеялся, обмениваясь серпами и факелами со Слитом, Карабеллой и скандарами.

– Как в старые времена, – сказал Залзан Кавол. – Но ты, Милорд, теперь работаешь даже лучше.

– Публика вдохновляет меня, – ответил Лорд Валентин.

– А можешь жонглировать, как скандар? – спросил Залзан Кавол. – А ну‑ка, Милорд. Хватай! Хватай! Хватай! – Он прямо как из воздуха выдергивал яйца, тарелки и дубинки, его четыре руки беспрерывно двигались, и каждую захваченную вещь он бросал Лорду Валентину, а тот без устали принимал их, жонглировал ими и перебрасывал Слиту или Карабелле, а в ушах его звучали похвалы зрителей – не просто льстивые, это было ясно. Да! Вот это была жизнь! Как в старые времена, даже лучше! Он засмеялся, поймал сверкающий меч и высоко подбросил его.

Илидат считал, что Короналю неприлично делать такие вещи перед принцами королевства, и Тонигорн был того же мнения, но Лорд Валентин не согласился с ними, добродушно заметив, что ему плевать на этикет. И теперь он видел, как они смотрят, раскрыв рты, со своих почетных мест на это поразительное зрелище.

Однако он понимал, что пора оставить поле действия. Он поочередно перекидал все предметы, которые поймал, и отступил. Дойдя до первой ступени трона, он остановился и поманил Карабеллу.

– Пойдем со мной и будем зрителями, – сказал он.

Щеки ее залились краской, но она, не колеблясь избавилась от дубинок, ножей и яиц и подошла к трону. Лорд Валентин взял ее за руку и поднялся вместе с ней.

– Милорд… – прошептала она.

– Ш‑ш‑ш. Это очень серьезное дело. Осторожно, не споткнись на ступенях.

– Я споткнусь? Я, жонглер?

– Прости, Карабелла.

– Я прощаю тебе, Валентин.

– Л о р д Валентин.

– Значит, теперь будет так, Милорд?

– Не всегда. Когда мы будем вдвоем – нет.

Они поднялись на верхнюю ступеньку. Их ожидало двойное сидение, сияющее зеленым и золотым бархатом.

Быстрый переход