Изменить размер шрифта - +
Они видят лишь то, что хотят видеть, но тот, кто проницателен, все поймет, как понял ты, — я внимательно посмотрел ему в глаза и чуть было не прошептал «ты уже почти обо всем догадался, Марсель.»

Загляни поглубже, загляни в мои глаза, и ты все увидишь. Ты увидишь его и содрогнешься. Его вид заставит тебя с криком выбежать из дворца, пронестись по спящим улицам и скинуться с первого обрыва. Так я сказал бы ему, если б надо мной хоть на миг возобладало злое начало, но этого не случилось. У меня не хватало смелости признаться ему во всем, и поэтому я просто отвернулся, чтобы он сам не смог заметить тень в моих глазах.

— А после того, как сжег посланье, ты тоже ощущал рядом присутствие чужих? — я снова быстро перешел к делу.

— Каждую минуту, — кивнул он. — А иногда я их даже видел.

— Видел? — я насторожился, обычно тайные соглядатаи редко кому-то показывались. — А ты уверен, что это те самые.

— Да. То есть, в них не было ничего такого странного, ни крыльев, ни рожек, ни копыт, даже не знаю, чем они меня так напугали. Просто было в них что-то такое, что резко отличало их от толпы. То есть, это были обычные женщины, рыжеволосые, зеленоглазые, но было в них что-то сразу запоминающееся, что-то страшное… Знаешь, когда я впервые увидел их, то принял за близняшек, хотя лица у них совсем разные. Наверное, мне так показалось оттого, что на них одинаковые платья и прически у них одинаковые. Кажется, что их волосы нарочно спутаны так, чтобы напоминать пряжу.

— Пряжу, — задумчиво протянул я и вспомнил быстро вращающееся, поющее колесо прялки. И шесть женщин, танцующих вокруг нее. И их голоса, и их наставления, и яд, сочащийся из каждого их слова. Встретиться с ними я бы никому не пожелал.

— А у тебя не было больше мыслей о самоубийстве? — я подозрительно посмотрел на окно. Не зовет ли снова его призрачная царица броситься лбом на камни мостовой?

— Нет, — как-то неуверенно пробормотал он. — Но те женщины… они обещают, что меня ждет нечто более страшное. Я с ними ни разу не говорил, но сразу понял, что именно это они хотят мне сказать.

Он замолчал, казалось, уже навсегда. Он не удержался и поведал все то, о чем говорить ему было боязно и неприятно.

— Ты прав, Марсель, тебе здесь не место, — быстро произнес я. — В том темном городе нам двоим будет лучше. И тебе, и мне. Там у меня есть замок. Я столько могу тебе показать, о чем ты даже не подозревал.

Это была безумная идея, но ничего лучшего я предложить ему не мог. Раз в Виньене уже стало небезопасно, то лучше может быть только в моей стране. Там, куда людям ход воспрещен.

Ворон, влетевший в приоткрытое окно и теперь паривший над моим плечом, хотел что-то сообщить, но я отмахнулся от него, как отмахивается человек от надоедливой мошки.

— Я обещаю, что скоро снова возьму тебя с собой, только не к теням. Не в их подвалы, а в ту страну, которая не сможет не вызвать у тебя восторга.

Ворон опять настойчиво начал атаковать мое плечо, но я молча велел ему убираться, даже указал рукой на окно для убедительности. Ничего важного он сообщить мне не может. В столице не происходит ничего опасного. Во дворце все спокойно. Даже мои долгие отлучки не могут дать повод для ропота или заговора. Да какой там заговор. Ни один хоть чуть-чуть здравомыслящий человек не посмеет даже подумать о свержении такого короля. Слишком убедительными предупреждениями были жестокие расправы над недовольными. Тяжелые предметы, сами по себе падающие и переламывающие руки нечестных казначеев, или другие «несчастные случаи», происходящие с близкими к бунту людьми или интриганами, кажется, напрочь отбили охоту у пока что оставшихся невредимыми чинить какие-либо козни против носителя короны.

Быстрый переход