Изменить размер шрифта - +
Даже удивительно, сколь малое число дел и клиентов мы заполучили за полгода.

На банковском счету фирмы сейчас три тысячи четыреста долларов, но и неоплаченных счетов накопилось немало.

Мы уплетаем сандвичи и договариваемся об условиях расставания. Деловые проблемы улаживаются легко. Иное дело – личные. Будущее Деку не светит. Экзамены ему не сдать, податься некуда. За несколько недель он разберет оставшиеся после дела, но работать без легального прикрытия – типа Брюзера или меня – он не имеет права. Мы оба прекрасно это понимаем, но тема слишком болезненная, и мы её не затрагиваем.

Дек признается, что опять на бобах.

– Проигрался? – спрашиваю я.

– Да. На днях последнее в казино спустил. Не могу я без этой заразы. – Он уже спокоен, голос почти безмятежен. Дек смачно откусывает кусок маринованного огурчика и громко чавкает.

Прошлым делом, затевая общее дело, каждый из нас только что получил пять с половиной тысяч долларов, и мы вложили в общую копилку по две тысячи. Мне приходилось несколько раз запускать руку в свою мошну, но и сейчас на моем банковском счету осталось ещё две тысячи восемьсот долларов. Исключительно благодаря моей бережливости и почти аскетическому образу жизни. Дек тоже ничего не тратил. Он разом спустил свое состояние за игрой в блэк-джек.

– Вчера вечером я разговаривал с Брюзером, – признается он. Я нисколько не удивлен.

– И где же он?

– На Багамах.

– Вот как. И Принц с ним?

– Угу.

Что ж, это приятно, и камень с сердца свалился. Впрочем, я убежден, что Дек знал об этом и раньше.

– Значит им все-таки удалось улизнуть, – задумчиво говорю я, глядя в окно и пытаясь представить эту парочку в темных очках и соломенных шляпах. Да, здесь у них была совсем другая жизнь.

– Да. Я и сам не знаю – как. Да и не спрашиваю. – Лицо Дека непроницаемо. Он погружен в собственные мысли. – Между прочим, их денежки все ещё здесь.

– И сколько?

– Четыре миллиона, наличными. Это то, что они по клубам нахапали.

– Четыре миллиона?

– Угу. И все в одном месте. В подвале одного склада. Прямо здесь, в Мемфисе.

– И сколько тебе предлагают?

– Десять процентов. Если я доставлю деньги в Майами, то остальное Брюзер берет на себя.

– Не связывайся с этим, Дек.

– Никакого риска тут нет.

– Тебя поймают и упрячут за решетку.

– Сомневаюсь. Федералы уже и думать про них забыли. А про деньги они даже не подозревают. Наверняка считают, что Брюзер прихватил с собой вполне достаточно, и живет припеваючи.

– Так он нуждается в деньгах?

– Понятия не имею. Во всяком случае, ему не терпится их заполучить.

– Не рискуй, Дек.

– Слишком уж соблазнительно. Эти деньги поместятся в обычном пикапе, который можно взять напрокат. По словам Брюзера, на погрузку уйдет не больше пары часов. Я перегоню пикап в Майами и дождусь дальнейших указаний. Два дня – и я богач.

Дек смотрит перед собой отсутствующим взглядом. Я не сомневаюсь: он рискнет. Они с Брюзером уже разработали план. Я его предупредил. Больше от меня ничего не зависит.

Мы покидаем дом мисс Берди и перебираемся в мою берложку. Дек помогает мне перенести в машину кое-какие вещи. В багажник все не помещается, и я складываю остальное на заднее сиденье. В контору я заезжать не стану, и мы с Деком прощаемся тут же, у гаража.

– Я камня за пазухой не держу, Руди, – говорит он. – Ты уезжаешь с чистой совестью.

– Будь осторожен, Дек.

Мы неловко обнимаемся, и на глаза мне наворачиваются слезы.

Быстрый переход