Изменить размер шрифта - +

Мсье Поль – водитель автомобиля «мерседес», на котором разбились принцесса и её спутник.
Тревор Рис-Джонс – выживший в катастрофе телохранитель.
Автомобильная катастрофа в тоннеле близ моста Альма стала развязкой долгой истории, начало которой отсчитывается со времени знакомства принцессы Дианы с египтянином Доди аль-Файедом. Ко времени их близкого знакомства Диана уже была разведена с принцем Чарльзом и переживала предательство своего очередного приятеля – офицера Джеймса Хьюита, который продал подробности своих интимных отношений с Дианой британской писательнице Анне Пастернак.
Надо заметить, что Диана не отличалась постоянством во взаимоотношениях с мужчинами. Место кавалера рядом с принцессой очень часто становилось вакантным, но пустовало недолго. Западная пресса уже после смерти Дианы опубликовала несколько материалов, свидетельствующих об этом. Согласно им, Доди был не единственным мужчиной, с кем леди Ди проводила свободное время. Друзья принцессы рассказали о её романе с пакистанским хирургом Хаснатом Ханом. И даже появление рядом с Дианой египетского миллиардера Доди вовсе не означало, что отношениям Дианы с Хаснатом пришёл конец. Однако большую часть своего времени в последние месяцы принцесса проводила всё же именно с Доди.
Семья аль-Файедов приехала в Англию несколько лет назад. Отец Доди Мохаммед аль-Файед мечтал занять одно из мест среди представителей высшей английской аристократии. Однако респектабельные господа сторонились общества Мохаммеда. Ничто не помогало Мохаммеду стать своим в лондонском высшем обществе – ни многомиллиардное состояние, ни покупка суперпрестижного универмага «Харродз». Несмотря на то что его магазины посещали сами представители королевской семьи, Мохаммеду аль-Файеду было отказано даже в британском гражданстве. В отчаянии Мохаммед идёт на поступок, о котором, наверное, он будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. Накануне парламентских выборов аль-Файед-старший обвиняет членов кабинета Мейджора во взяточничестве. И хотя его обвинения некоторых министров так и остались недоказанными, партия Джона Мейджора выборы проиграла. У семейства аль-Файедов появляются весьма могущественные недоброжелатели.
Но Мохаммед пока не думает об этом – ведь как раз в это время его сын Доди начинает встречаться с самой знаменитой женщиной Великобритании. Леди Диана принимает ухаживания Доди и часто бывает в доме аль-Файедов. Казалось, счастье улыбнулось им. Мохаммед нетерпеливо потирал руки – не удастся ли его семье породниться со знаменитым родом Спенсеров, к которому принадлежала принцесса Диана. Но, как оказалось, перспектива предстоящей свадьбы радовала только аль-Файеда.
В высших кругах даже сама мысль о возможной свадьбе матери наследника престола (в случае коронации Чарльза именно Уильям, старший сын Дианы, становится наследником) с мусульманином казалась ужасной и нелепой. Не исключено, что за некоторое время до поездки Дианы и Доди в Париж у принцессы состоялся весьма неприятный разговор с представителями Букингемского дворца, цель которого была одна – отговорить Диану от опрометчивого шага и замужества (о Боже!) с безродным египтянином. Однако беседа ничего не дала, и принцесса, сама того не зная, ступила на тропу смерти.
В ряде британских газет началась настоящая травля принцессы. Во время её отдыха с Доди на Средиземном море в прессе появилась фотография целующихся Дианы и Доди. Народ был шокирован. Только после станет известно, что скандальная фотография была ничем иным, как профессионально выполненным монтажом. Но это потом, а пока принцессе предстояло оправдываться перед недоумевающими англичанами. Как бы Диана ни хотела чувствовать себя свободной и независимой после ухода из королевской семьи, она по-прежнему оставалась матерью будущего наследника престола. Это обязывало ко многому. Но Диана не хотела принимать это во внимание. И ей решили об этом напомнить.
В парламенте вдруг вспомнили о желании принцессы стать специальным послом Англии, занимающимся исключительно вопросами гуманитарной помощи и благотворительности.
Быстрый переход
Мы в Instagram