Изменить размер шрифта - +
Вон и крышу башни видно, пешком я примерно через час буду на месте.

Я быстрым шагом отправился во дворец прямиком к придворному магу. Отец подождет, а сейчас мне срочно нужен тот, кто сможет отследить портал, пока остались следы магического вмешательства. То, что моатти была где-то здесь, в Альзерате, не вызывало сомнения. Лунный камень в моей сережке светился таким же ровным светом, и я по-прежнему ощущал, что с ней все в порядке, наша связь сохраняется. Вопрос только в том, куда выкинуло девушку. И вот это нужно было выяснить, причем как можно скорее.

Добравшись до места, я ворвался в лабораторию мэтра Линкенкаля, нашего придворного мага. И, разумеется, сразу же на него наткнулся. Вкратце объяснив ситуацию, я попросил его проследовать со мной и помочь отследить портал. На месте мы оказались быстро, верхом это совсем недалеко. Но… Мэтр Линкенкаль ничем не смог помочь. Подтвердил, что выброс второго канала произошел здесь, на Альзерате. Но где именно, он отследить не смог.

Граххен тош! Да что же это такое?! Как найти ее, пока она не попала в беду? Надо любым способом пробраться в закрытую библиотеку отца и добраться до записей в запретной книге заклинаний. Наверняка в разделе с описанием обряда «Шанет моатти» должна быть какая-нибудь информация о возможности контакта между двумя моатти в подобных случаях. Ведь я чувствую, что с ней пока все в порядке, она жива и не ранена.

Да, так и сделаю. Анрениэль прикроет меня, я все ему расскажу. Вдвоем мы что-нибудь придумаем.

 

Глава 2

 

Мир тесен, и чем больше знакомых появляется, тем мир становится теснее.

NN

 

– Видала я котов без улыбок, но улыбку без кота… – дрожащим голосом процитировала я небезызвестную фразу.

В эту минуту сумка пошла дрожью, и в середине появился круглый нос, а потом и целиком мордочка. Просто картина сюрреалистов! С сумки на меня умильно смотрели глаза моего нового питомца, а носик смешно шевелился.

– Малыш? Это ты? – не веря самой себе, позвала я.

И тут сумка каким-то непостижимым образом расползлась, поменяла цвет и текстуру и превратилась в зверька, который, смешно взбрыкивая толстым задом, бросился ко мне ластиться.

Вот честно, у меня просто слов нет. Зверскую маму, которая передвигается с немыслимой скоростью и оказывается там, где секунду назад ее еще не было, а потом вдруг отдает мне свое чадо на усыновление, я еще как-то пережила. Но вот ее дитятко, которое немыслимым образом из четырехлапого толстого и лохматого кутенка превратилось в черную гладкую сумку и умудрилось при этом еще смотреть и шевелить носом, а потом обратно в зверя… Это за гранью моего понимания. Я повертела зверька в разные стороны, потыкала пальцем толстое пузико, пощупала, потеребила за лапы. Выглядел он вполне нормально. Лохматый, пухлый, смешной. Н-да.

Мы с малышом по-братски раздели скудный запас пищи: небольшую куриную лапку и пачку крекеров, которая была в моей сумке. Мягко говоря, еды нам не хватило, есть хотелось совершенно безобразно. Учитывая, что этот щенок не щенок, а не знаю кто, и аппетитом обладал зверским, большая часть нашего скромного обеда досталась именно ему.

– Да, малыш, глядя на тебя, я вспоминаю одного такого же смешного и такого же прожорливого инопланетянина, Альфа. Его фраза: «Я сидел тихо-мирно. Потом проголодался. Дальше, как в тумане!» – тебе подходит исключительно. – Я вздохнула. – Пожалуй, так я тебя и назову: Альф. К тому же ты первое живое существо, которое мне встретилось на этой планете.

От реки вдруг донесся плеск и звонкий женский смех. Я вскинула голову. Неужели люди? Наконец-то… Недалеко от берега, высунувшись по пояс из воды, стояла молодая женщина. Красивое утонченное лицо, длинные волосы светло-голубого цвета и полное отсутствие одежды.

Быстрый переход
Мы в Instagram