Изменить размер шрифта - +
Лондон поманила его пальцем, и Найлз покинул восторженную публику.

– Все, уезжаю. Люди и так восхищаются моим самообладанием: всего через месяц после смерти отца вышла в свет.

– Да еще после такой внезапной смерти.

Тут что, все сговорились? Расправив плечи, Лондон произнесла:

– У папы было больное сердце.

– Однако благодаря дорогостоящему лечению он оставался в неплохой форме.

– Это ты подбросил записку, Найлз?

– Какую записку? – Брови удивленно взлетели вверх. – Ты о чем?

– Да так, ни о чем. Не обращай внимания.

Впрочем, Найлз в любом случае не признается.

Следует взять его на заметку. Лондон обвела жестом шумный зал:

– Пожалуйста, произнеси за меня речь. Объяви победителей аукциона, поблагодари гостей за то, что пришли, и все в таком духе.

– С удовольствием, милочка.

Лондон резко развернулась на каблуках. Возле гардероба она едва не врезалась в Банни Харрис. Старушка висела на руке молодого человека, едва вышедшего из детского возраста. А вот мужчины в темных очках поблизости не было.

– Извините, Банни. Уезжаете?

– Не волнуйся, Лондон. Перед уходом сделала очень щедрое пожертвование. Твой отец – один из моих самых близких друзей. Для меня это огромная потеря.

– Благодарю.

Лондон невольно посмотрела на спутника Банни, отошедшего к окну. Что и говорить, красавчик – с такой внешностью в модельный бизнес идти можно.

– Простите, не помню вашего имени.

– Лэнс. – Перегнувшись через Банни, молодой человек протянул ей руку. – Приятно познакомиться, миссис Брэк.

– Взаимно, – произнесла Лондон после обмена рукопожатиями. – Приятного вечера.

Лэнс набросил Банни на плечи меховое манто, и парочка направилась к эскалатору. Покачав головой, Лондон принялась искать в сумочке собственный номерок и сразу наткнулась на записку. Лондон вытащила ее и принялась разглядывать выведенные черным маркером печатные буквы. На всякий случай лучше не выбрасывать и сохранить хотя бы на несколько дней: вдруг одной запиской дело не ограничится? Тогда Лондон передаст ее службе безопасности «Брэк глобал». Нет, скорее всего, автор – репортер. Ради сенсации на все готовы. Гардеробщица положила на стойку ее кожаную куртку.

Лондон улыбнулась и, вручив девушке чаевые, направилась к эскалатору, плотно запахнув куртку на груди. Когда она спустилась в холл, коридорный сразу оживился:

– Не желаете такси, мисс Брэк?

– Нет, спасибо. Меня ждет шофер.

Строго говоря, Теодор был шофером ее отца, но у Лондон просто не хватило духу его уволить, хотя ей личный водитель был совершенно не нужен. Сунув руки в рукава куртки, Лондон достала телефон, чтобы посмотреть, который час. Если Теодор отогнал машину обратно к папиной резиденции на Пасифик-Хайтс, значит, до отеля доберется за десять – пятнадцать минут.

В лобби вошли несколько человек, и Лондон обернулась. Ни фотографов, ни Рэя Лопеса видно не было. Лондон направилась к черному ходу.

Асфальт в темном переулке блестел от дождя. Теодор еще не приехал. Прищурившись, Лондон посмотрела вперед, но обзор загораживал мусорный бак.

Должно быть, Теодор воспользовался случаем и поехал по своим делам. Лондон повернулась обратно к двери и нажала на ручку. Но дверь не поддавалась. За спиной раздались шаги и, прежде чем Лондон успела среагировать, вокруг ее шеи сомкнулись чьи-то руки.

Зря она испугалась папарацци: опасность исходила совсем с другой стороны.

 

 

Вообще-то парень возле раковины и Лондон были похожи друг на друга: оба блондины, у обоих внешность холодного нордического типа.

Быстрый переход