Изменить размер шрифта - +
Но готов теперь поверить, что «дыра» была! И кажется, я нашел этому еще одно подтверждение.

Он подошел к своему компьютеру и, немного пощелкав клавиатурой, подозвал меня.

— Вот, мистер Браун, участок траектории одного из «мертвых» спутников, проходящий через район Бермуд. К сожалению, это единственный спутник, оказавшийся в непосредственной близости от места, где исчез «Боинг». Период обращения спутника — 85 минут. Белая линия на мониторе — это траектория витка, предшествовавшего катастрофе. Проецируется нормальная линия, никаких резких искривлений. А вот теперь, красным цветом, я показываю траекторию через 85 минут, то есть тогда, когда спутник оказался «свидетелем» катастрофы…

Красная линия шла чуть в стороне, но точно повторяла абрис белой, в уголке экрана мерцала дата «того дня» — уже девятилетней давности, и время: часы, минуты, секунды, десятые и сотые, неумолимо приближавшиеся к отметке 18.45…

— Вот оно! — вскричал профессор Роджерс. — Началось!

Красная линия стала искривляться. Она словно бы объезжала какое-то невидимое препятствие. Когда «препятствие» было обойдено, красная траектория вернулась на прежнее расстояние и, точно повторяя его абрис, двинулась дальше…

— А теперь для наглядности, — сказал профессор, — покажем синхронизирование движение спутника и самолета…

Он убрал с экрана прежнюю картинку и вновь пустил красную линию траектории спутника, одновременно с которой вычерчивалась синяя — курс «Боинга». Я смотрел на экран, где электронные символы рисовали мне события, вычисленные с точностью до сотой доли секунды. Красная линия пересекла синюю, уже начав отклоняться. 18.46.31,57 — такое время было зафиксировано на компьютере, когда синяя линия оборвалась, завершившись мерцающим желтым крестиком.

— Вот, вписываю условный кружок, — сказал Милтон Роджерс, — его центр — крестик, место потери связи с «Боингом»… Видите, спутник облетел «дыру». А разница высот у них приличная — «Боинг» шел на высоте 15 тысяч футов, а орбита спутника в этой точке пролегала на высоте около ста миль, так что «дыра» имела, видимо, большую протяженность по вертикали… Я провел еще кое-какие расчеты и попытался смоделировать ситуацию, хотя все это, конечно, очень условно и гипотетично…

Он снова сел за клавиатуру и вызвал из памяти компьютера иную картинку.

— Еще раз повторяю, мистер Браун, это только условная модель, которую я построил с огромными допущениями в сторону от известных науке представлений о природе пространства и времени. С точки зрения строгой науки — все это фикция, фантазия. Все мои коллеги, будь они здесь, разнесли бы мои построения в пух и прах, а в лучшем случае приняли бы все это за академическую шутку. Поэтому им я никогда не покажу эту программу. Я спрячу ее подальше, а может быть, даже сотру. Вы будете вторым человеком после меня, который ее увидит, и скорее всего последним.

Итак, я допустил, что существует некая возможность воздействовать на основные составляющие материи — пространство и время — с помощью духовной силы, разума. Это требует второго допущения — что есть некая среда, способная передавать духовную силу материи и вызывать ее трансформации. Подобную среду признает только религия — это Бог как Дух Святой. Я предположил, что эта среда есть и генерируется биологическими объектами Земли. Всеми, не только людьми. За многие миллионы лет пространство вокруг Земли должно было насытиться элементарными частицами разума, а возможно, и распространиться за пределы Солнечной системы. Я исхожу из того, что эти частицы неуничтожимы и обладают свойством не терять энергию — жуткая нелепость с точки зрения второго закона термодинамики! Но только так можно объяснить то, что три усиленных интеллекта, соединившись в некую цепь, могли инициировать некий «пространственно-временной смерч».

Быстрый переход
Мы в Instagram