Изменить размер шрифта - +

– Нет, больше никакого багажа, только сумочка… – негромко произнесла Анюта. – Я путешествую налегке.

Вскоре, даже не взглянув на вещи пассажиров, пограничник покинул купе. Граница России была пересечена, и поезд поехал дальше – прямиком к украинскому пропускному пункту.

Со своего места Вася отлично видел нижнюю полку и пространство под ней, казавшееся совершенно пустым. В том, что пограничник не заметил притаившийся в глубине маленький саквояж, не было ничего удивительного – мальчишка и сам не видел Анютин багаж, хотя прекрасно знал, где он находится. Василия мучил вопрос, что же произошло на самом деле и правильно ли он оценил ситуацию. Вроде бы он оказался свидетелем довольно подозрительного, если не сказать криминального поступка его попутчицы, но, с другой стороны, спросонья можно было вообразить все, что угодно. Вполне вероятно, Анюта предъявила пограничнику свой багаж чуть раньше, а Вася просто проспал этот момент, или она назвала сумочкой тот самый находившийся под полкой саквояж. Конечно, существовала вероятность, что девушка умышленно солгала, везя с собой какую-то контрабанду, но, глядя в невинные голубые глаза Анюты, невозможно было даже представить, что этот человек способен на дурные поступки. Короче говоря, ситуация могла проясниться только на украинской таможне во время очередного досмотра…

Петя снова заснул, а Вася так и лежал без сна, дожидаясь следующей остановки поезда. Наконец состав остановился. И опять в купе вошли люди в форме, потребовали от пассажиров паспорта и миграционные карты. С картами возникла заминка – проводница раздала пассажирам необходимые для въезда на территорию Украины документы еще вечером, но рассеянный Леонид забыл заполнить бланк. Теперь делать это пришлось среди ночи, да еще без очков, которые глава семейства, по его же выражению, временно потерял среди вещей.

На этот раз досмотр проводился более тщательно – пассажирам даже пришлось предъявить и пересчитать все имевшиеся в их распоряжении деньги. Потом очередь дошла до чемоданов. Пограничник посмотрел на громоздившиеся на багажной полке вещи Клёновых – несколько чемоданов, саквояжей и пакетов, куда заботливая мама положила великое множество чистых шорт и футболок для своих чад. Галина справедливо полагала, что стирать белье на курорте будет негде, да и папа вряд ли бы справился с этой задачей, однако, облегчая мужу жизнь, она не учла, что всю поклажу придется тащить на себе Леониду.

– Что у вас там? – поморщился пограничник.

– Личные вещи.

– Оружие, наркотики есть?

– Нет, – Леонид вновь склонился над миграционной картой, пытаясь рассмотреть набранный мелким шрифтом текст.

Копаться в вещах не хотелось, к тому же папаша с мальчишками производил впечатление законопослушного и добропорядочного гражданина. Пограничник перевел взгляд на попутчицу Клёновых:

– Ваш багаж.

– Вот… – девушка доверчиво протянула раскрытую сумочку. – Больше ничего.

– Нет багажа?!

– Я еду с похорон. – Лучистые глаза наполнили слезы. – Мой брат попал в ДТП, мне позвонили, сказали, что положение очень серьезное, я сорвалась с места, ничего не взяла, надеялась успеть застать его в живых, но не успела… Я увидела Володю только в гробу…

– Извините. Очень сожалею, – растрогался пограничник. – Мои соболезнования.

– Спасибо… – по щеке Анюты скользнула слеза, пальцы судорожно комкали платочек.

Вскоре проверка закончилась, и пассажиров четвертого купе оставили в покое. Формальности остались позади, до рассвета было еще далеко, и путешественники, ехавшие поездом Москва – Симферополь, поудобнее устроились на своих местах, чтобы продолжить прерванный сон.

Быстрый переход