Loading...
Изменить размер шрифта - +
Поэтому-то Тевтонец так вежлив с ними, хотя они сами и предпочитают называть себя Карлом и Кларой и своих истинных имён так нам и не раскрыли. Побоялись, что мы отомстим за их смерть потомкам их убийц, хотя это и не так, ведь в их смерти виноват Экстафилон и потому они не успокоятся до тех пор, пока не станут свидетелями его позорной кончины. Только тогда их души смогут покинуть Землю. Но не раньше, чем вороны состарятся и умрут, а они живут по четыреста лет и потому очень долго будут твоими друзьями. Только знаешь, на этот раз я соглашусь сделать их нашими боевыми товарищами и даже уговорю пару эльфов стать их наездниками и вооружу их мощными магическими луками. Когда-то мы им в этом отказали, а теперь у них появится возможность сразиться с Эстафилоном.

Барон Вирумяе тут же сказал:

— Но-но, Альпинист, Селект сказал, что Дьявола нужно оставить в живых и спровадить туда, откуда он к нам прибыл.

— Нормально. — Согласился лама — То, что ему уготовано Селектом, Тевтонец, это ли не самый позорный конец всей его поганой жизни и деятельности на Земле? Так что не волнуйся, он останется в живых, но глаза ему Карл и Клара обязательно выклюют за его подлость и лютую злость.

Барби, сидевшая рядом с Кайсой и держащая чёрную фею за руку, покрутила головкой и прошептала:

— Двухцветный замок, горгульи на крышах, домовые в чёрном атласе, серебряные русалки, плавающие в огромном аквариуме из серебра, которое они так любят, дно его усыпано чёрным песком и в нём растут тёмно-зелёные водоросли, вороны, король и королева, летающие по замку. Это же просто обалдеть можно от такой красоты. А замок готический, дядя Тоомас?

Тевтонец важно склонил голову и ответил:

— Разумеется, благородная фея. Не знаю почему, но мне всегда нравилась немецкая готика. Он даже немного похож на Кёльнский собор, но имеет форму мальтийского креста в плане.

Кайса печально вздохнула и призналась:

— Всё это и, правда, очень красиво, но как же мне не хочется становиться чёрным магом и чёрной феей, ребята. В этом есть что-то грязное, гадкое и постыдное.

— И за это я сегодня же кое-кого очень сильно раскритикую, причём не выбирая слов, Кайса. — Усмехнувшись сказала Барби строгим голосом, улыбнулась и стала развивать такую мысль — С какого это, интересно, перепугу, магия должна называться чёрной? Это неправильно, ребята и вот почему, есть Magia diarium и есть Magia nocte, вот и всё! Магия Дня и Магия Ночи, которым противостоит магия ублюдков с чёрными душами — ars magica malefica или magia nigra. Поэтому в нашем мире должны быть и соответствующие дню и ночи маги, феи и паладины, не белые, словно извёстка, а дневные — диэсмаги, диэсфеи и диэспаладины, а также нактомаги, нактофеи и нактопаладины. С приставкой накто звучит лучше, с приставкой диэс, но если её сократить и чуть-чуть изменить на английский манер, то получатся диамаги, диафеи и диапаладины для официальных записей во всяких там учётных книгах. Сами понимаете, что это будет существовать только на бумаге, зато нактомаги, нактофеи и нактопаладины это вам уже не какие-то презренные чёрные твари, да, и нактомагию люди, особенно нактофеи и нактопаладины, станут изучать с куда большим, чем прежде, удовольствием. Я права или нет, Ирина Николаевна? Уж ты должна знать это наверняка.

Зелёная магесса заулыбалась и честно призналась:

— Ты просто умничка, Барби. Только давай всё же не станем делать выволочку дяде Серёже. Хотя он и знает латынь и потому был просто обязан догадаться до этого сам, простим его. У него ведь и так очень много самых разных дел, а он не железный.

Две септурмы, одна состоящая из ветеранов, а вторая только что созданная, проговорили на берегу озера до двух часов ночи, ведь боевым магессам и магам тоже было о чём рассказать пусть и опытным коллегам по магической профессии, но всё же новичкам в этом деле.

Быстрый переход