Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Бесчисленные рои, летящие впереди своих союзников – крыс – проникли в отсек рулевой до того, как там появились грызуны. Теперь они рвались на свободу во все возрастающих количествах.

Маррапер выхватил парализатор и стал уничтожать их по мере появления.

Людей охватило странное ощущение, что от клубящегося облака мутантов до них доходят какие‑то незавершенные фрагменты мыслей. Маррапер перестал стрелять, и насекомые появились снова еще более густой волной. Гдето за плитами электронных пультов раздался треск короткого замыкания. Полчища моли забили пространство между проводами.

– Они могут причинить какое‑нибудь серьезное зло? – спросила Вайанн.

Комплейн покачал головой, давая тем самым понять, что не знает, все это время он боролся с ощущением, что голова его набита ватой.

– Корабль приближается! – с облегчением произнес Фермор.

Он указал на что‑то пальцем. Крошечный на фоне материнской планеты огонек почти совсем не двигался.

Чувствуя ужасное головокружение, Вайанн посмотрела на корпус их собственного корабля, Большого Пса. С высоты купола был отчетливо виден его чешуйчатый хребет.

Подчиняясь какому‑то непонятному импульсу, она оттолкнулась ногой и оказалась еще ближе к вершине купола, откуда поле зрения было еще больше. Комплейн плыл рядом с ней. Минуту спустя они ухватились за одну из свившихся роликом штор.

Неожиданно они догадались, что это моль могла случайно включить механизм, пока пробиралась в рулевую. Теперь она мельтешила вокруг, тревожа их надеждой.

Вайанн грустно посмотрела наружу. Вид планеты действовал как зубная боль. Она сразу же отвернулась.

– И подумать только, они летят сюда с Земли лишь затем, чтобы навсегда отрезать нас от Солнца.

– Они этого не сделают, не смогут, – тихо сказал Комплейн. – Фермор дурак, он ничего не знает. Когда те явятся, они поймут, что мы заслужили право на свободу, право на жизнь на Земле. Ведь они же не чудовища, иначе не стали бы тратить на нас столько сил. Они поймут, что мы скорее предпочтем умереть, чем жить здесь.

Откуда‑то снизу до них дошел грохот взрыва. В помещение влетели обломки металлических плит вместе с мертвой молью и дымом. Вайанн и Комплейн посмотрели вниз и увидели, как Грегг и Фермор отпрыгивают в сторону, чтобы избежать опасности. Священник очень неторопливо следовал за ними, так как завихрение воздуха накинуло ему плащ на голову, и это мешало его движениям.

Следующий взрыв выбросил новый фонтан мертвых насекомых, среди которых трепыхались те, кто остался в живых. Рулевой грозила опасность оказаться полностью захлестнутой волнами моли. После второго взрыва где‑то в недрах корабля начал нарастать грохот, усиливавшийся, как бы символизирующий многовековую агонию звездолета. Звук приближался и становился все громче.

Комплейн неожиданно почувствовал, что все его тело дрожит в том же ритме, в каком нарастала громкость.

Вайанн молча указала рукой на внешнюю оболочку корабля. Вдоль всего корпуса пошли поперечные трещины. Прожив большую продолжительную жизнь Большой Пес распадался, и гром, который они услышали, был его предсмертным криком.

– Это блок безопасности! – крикнул Фермор.

Голос его дошел до них как бы издалека.

– Моль замкнула блок безопасности! Теперь корабль распадется на отдельные отсеки!

Это было ясно для всех. Щели, вспоровшие стройную линию борта, превратились в ущелья, которые чуть погодя стали частью космоса. А потом корабля не стало. Остались лишь восемьдесят четыре огромные монеты, все уменьшающиеся и уменьшающиеся по мере того, как они рассыпались в разные стороны. Каждая монета представляла собой отсек, отдельный изолированный мир, словно спасательный круг в безбрежном океане черноты, плавно плывущий вокруг Земли со случайным набором людей, животных и водорослей в чреве своем.

– Такое превращение будет уже невозможно исправить.

Быстрый переход
Мы в Instagram