Изменить размер шрифта - +
Юноша замер на месте, ругая себя за то, что расслабился и, вместо того чтобы не выпускать из рук изготовленный к стрельбе арбалет, подвесил его у пояса. Существо было красивым, но – Ник почему-то в этом не сомневался – хищным. А при своих размерах «бабочка» вполне могла бы напасть на человека.
   Охотничий нож, висевший на поясе, тоже плохо подходил для защиты. Но, если тварь кинется, Ник, пожалуй, успеет его выхватить. Это слегка утешало.
   Но странное создание, кажется, и не думало нападать – спокойно сидело на земле, трепеща крылышками и беспорядочно вращая выпуклыми черными глазами. Сцена стала казаться Нику забавной – человек и «бабочка» загородили друг другу дорогу и теперь выясняют, кто кому должен ее уступить.
   Ладно, будь что будет…
   Ник осторожно обошел существо и, оставив его позади, устремился дальше.
   Иногда бывает полезным кое-чего не знать. Полубабочка-полупчела была не просто хищником, но одним из самых опаснейших созданий на этом континенте. То, что Ник принял за глаза, было органом, более всего сравнимым с антенной. Существо определяло – подходит встретившийся под категорию добычи или нет. Инстинкт подсказывал: добыча должна убегать – и излучать эмоции страха…
   Если бы юноша подозревал, какая опасность ему грозит, то, вполне вероятно, задергался бы, заметался и вот тут-то тварь и нанесла бы удар.
   Неведение спасло Ника. Ведь кроме легкого любопытства никаких эмоций у него не было.
   Знай все это Ник, кинься он бежать или попробуй метнуть нож – и на спасение он мог бы не рассчитывать. А так – первая встреча с опасными хищниками Плацдарма завершилась для него удачно.
   Через час после встречи с «бабочкой» Ник был вынужден сделать привал – солнце скрылось. Вот тут и пришла ему в голову метафора с прыгающей рысью – таких стремительных закатов Ник, почти никуда не выезжавший из города белых ночей, не видел никогда.
   Сбросив с плеч рюкзак, он попытался соорудить костер. Гибкий, как ива, кустарник и жесткая трава на топливо не годились. Но Нику удалось отыскать немного сухих веток – и вскоре темноту разогнало оранжевое пламя небольшого костра. Но что делать потом – когда пламя угаснет? Ведь надолго, а уж тем более до утра, этих веток не хватит…
   Где-то неподалеку раздался длинный пронзительный звук, немного напоминающий голодное мяуканье огромной кошки. Ник вздрогнул и направил в ту сторону арбалет. Спать ему расхотелось сразу – как и совершать лишние движения.
   Звук повторился снова – но уже тише. Явно было, что животное удалялось. Юноша облегченно вздохнул и придвинулся поближе к огню.
   Ночь не была тихой: то тут, то там можно было различить стрекотание, заунывное уханье, предсмертный писк, шорох каких-то не очень крупных зверьков. Порой звуки раздавались совсем рядом, но разглядеть хоть что-нибудь, сидя у яркого костра, конечно, было нельзя.
   Интересно, а сколько продолжается здесь ночь? Дольше земной? И каковы шансы сохраниться до утра живым и невредимым?
   Но страх страхом, а желудок все же напомнил Нику о своем существовании, и юноша вспомнил, что ел еще до экспедиции, часов двенадцать назад – быть может, за миллионы световых лет отсюда. Да еще прикалывался мысленно – вот, мол, последний мой завтрак на Земле.
   Ну-ну, главное, чтобы не последний вообще.
   Ник достал из кармана рюкзака завернутые в фольгу бутерброды с сыром, взял флягу с теплой, подслащенной медом водой (кто-то рассказал, что пить это в походе жутко полезно) и принялся за еду.
Быстрый переход