Изменить размер шрифта - +
Однако не успела я выдумать тему для беседы, как к моему креслу подскочил Алекс. Листая большой блокнот и время от времени бросая на меня полные отвращения взгляды, он прочел:

— Вермеер — выдающийся нидерландский художник, мастер бытовой живописи и жанрового портрета, символически олицетворяющих Голландию «золотого» 17 века. По его картине «Девушка с жемчужной сережкой» снят известный фильм с Колином Фертом в главной роли.

— Погодите! — опешила я. — «Девушка с жемчужной сережкой» хранится в Гааге. Мы же через Гаагу не едем, да?

— Какая такая сережка в Гааге? — вмешался Вовчик, снова свешиваясь в проход.

— Жемчужная, — мрачно повторила я. Ситуация с гидом, увы, полностью прояснилась. На нормальную экскурсию можно было не рассчитывать. Хорошо еще, что я тщательно подготовилась дома!

— Спасибо, — поблагодарила я Алекса, — я поняла.

Он улыбнулся:

— Да зачем вам этот Вермеер? Через десять дней столько его навидаетесь, еще надоест. Лучше сходите в музей секса. Такого нигде больше не встретишь!

Я кивнула, не считая разумным занудствовать на ту печальную тему, что Вермеера на свете осталось раз, два — и обчелся, зато секса хоть завались, и ради него я бы не стала тащиться в Европу.

 

Благодаря всем этим перипетиям я даже не заметила, как пришла пора ужинать. Автобус пристроился у заправки, и Алекс горячо порекомендовал всем посетить тамошнее кафе — судя по всему, его там ждало материальное поощрение от владельца. Но мы с Настей не собирались бросать деньги на ветер, у нас с собой были пронумерованные пакеты. Правда, великие планы оказались нарушены. «У1» мы успели раскурочить по пути, слопав бутерброды и йогурты. Зато «О1» с вермишелью быстрого приготовления и тушенкой лежал нетронутый, а в салоне, слава богу, постоянно грелся кипяток.

Люди стали выходить из автобуса, я тоже вышла, чтобы размяться и выкинуть мусор. (Алекс лично повесил на ручку каждого кресла пакет, куда посоветовал во время пути пихать отходы. Замечательная идея, хотя ума не приложу, почему мешок набивается так быстро.)

Настя осталась ждать моего возвращения. Ко мне тут же пристроился Вовчик, но у дверей женского туалета смущенно отступил. Проходя на обратном пути через кафе, я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. К удивлению, это оказался Сергей, сосед Лидии. Довольно симпатичный молодой мужчина, поверивший, что я знаю Рембрандта, да еще угодивший в компанию близнецов, вызывал мою симпатию, так что я улыбнулась в ответ. Он, вздрогнув, отвернулся, и я пошла дальше.

Вовчика я обнаружила у автобуса.

— А покушать? — жалобно спросил он.

— В каком смысле? — не поняла я.

— Покушать вы с подругой не пойдете?

— Мы поедим в автобусе, — призналась я.

Вовчик заметно огорчился:

— А почему? Там кафе. Пива можно взять. Слушай, — вдруг взбодрился он, — я заплачу. В натуре.

— Спасибо, не нужно. Извини, меня ждет подруга.

— Я и за нее заплачу, — подумав, предложил собеседник. — Эй! — замахал он рукой Насте. — Выходи! Я проставляюсь!

Представив себе, что сделает со мною Настя, ежели зря выйдет из автобуса, я поспешно объяснила:

— Мы не едим на ночь. Фигуру бережем. Так что извини…

И я прошмыгнула на свое место, а Вовчик, постояв еще немного, отправился, наконец, в кафе.

— Ты что так долго? — встретила меня упреком Настя. — Ты же знаешь, я не умею открывать банки. Давай скорей!

Я вскрыла тушенку с обнадеживающим названием «Спецназ», и, смешав ее с вермишелью, мы получили божественное блюдо.

Быстрый переход