Изменить размер шрифта - +
Потому что адюльтер противоречил ее моральным правилам, хотя она и готова была забыть о них.

— Артур, но, может быть, есть какой-то способ отплатить ей? В смысле как аукнется, так и откликнется. Причинить ей такую же боль, какую она причиняет тебе?

— Не знаю, что там «аукнется», но отплатить — это мне понятно. Я мог бы развлекаться со множеством женщин. Но это не в моем характере.

Изабель это знала. Она не понимала, откуда ей это известно, просто знала. Артур не мог прыгнуть под чужую простыню… то есть в чужую меховую постель, только чтобы вернуть свою обманщицу жену. Ведь будь он мстительным типом, он мог бы и куда больше сделать. Разоблачить Гиневру в любой момент было совсем несложно, а потом судить, признать виновной и казнить. Но вместо того король продолжал защищать супругу, несмотря на то, как много боли она причиняла ему день за днем.

— Ты все еще сильно любишь ее, — тихо сказала Изабель.

— Да. Но не так, как прежде. Это другое чувство. Знаешь, очень трудно смотреть на свою жену, изображать верного и любящего мужа, видя при этом, что она желает другого мужчину.

Изабель вдруг заметила, что абсолютно трезва, хоть и выпила немало отличного коньяка. Ее недавнее игривое оживление исчезло, ум прояснился. И вместо расплывчатых рассуждений вернулся к прозаической реальности. Но она все равно хотела того единственного поцелуя, только это не было связано с пьяным временным влечением.

На нее свалилось нечто куда большее.

Ей достался дар постоянства.

Она будто летела вниз головой, но отчетливо осознавала, что это значит. Черт… Ей пришлось провалиться сквозь несколько столетий, чтобы найти того самого, единственного? Судьба не была, конечно, сознательно жестока к ней, просто у нее извращенное чувство юмора.

— А в Камелоте существует развод?

— Развод?

— Отмена брака. Признание его недействительным. Распрощались — и все.

— Между королем и королевой?

— Точно… то есть да, конечно. В Дюмонте позволяется расторгать неудачные браки. Так что оба супруга получают право вступить в новый союз.

— Без какой-либо причины? Разве кто-то из двоих не должен признаться в ошибке?

Изабель не представляла, как объяснить причины развода, но потом выбрала самую распространенную.

— Это называют несовместимыми противоречиями характеров. Никто не виноват, просто… так уж получилось. Брак становится неприемлемым для обеих сторон.

Король долго молчал, обдумывая услышанное.

— Я никогда такого не слышал. Если возникает повод для недовольства брачным союзом, безусловно должна быть определена виновность. И затем обиженный мужчина…

— Стой, погоди. Только не надо говорить, что пострадавшим всегда оказывается мужчина.

— Если женщина ложится в постель с другим, это и есть причина&hell

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram