Изменить размер шрифта - +
Артемида сделала большой глоток из кубка. Что ж, смертные должны благодарить богов, дарующих им любовь. Смертные женщины могут только радоваться, что их заметил такой бог, как Аполлон.

Болтливая нимфа ушла, оставив Аполлона молча смотреть на портал с кружащимся диском света. Может, это и кстати… Аполлону просто необходимо отвлечься — он проводит слишком много времени, бессмысленно болтаясь вокруг Олимпа и размышляя об отказе той глупой смертной. Он должен помнить, что смертные — всего лишь слабые существа и их безумная жизнь длится одно мгновение. Их нетрудно завоевать… а потом с легкостью отбросить.

Артемида хитро улыбнулась. Современный мир, населенный жалкими существами… разве это не лучшее место для того, чтобы Аполлон вспомнил о незначительности смертных?

— Ну-ка, братец, — сказала она весело. — Давай посетим королевство Лас-Вегас!

 

Глава первая

 

Бог свидетель, она просто обожала аэропорты. Они всегда напоминали ей о любви, волновали, обещали нечто новое. Не в первый уже раз Памела подумала о том, что ее глубокая и романтическая влюбленность в аэропорты питается взаимоотношениями с Дуэйном. Стоило ей увидеть его, одетого в форму воздушных линий США, и все мысли разом вылетали из головы.

Какой же она была дурой!

Эти отношения давно потерпели крах. Окончательно. Памела закрыла глаза и провела рукой по волосам, недавно подстриженным по-новому. Ей хотелось бы встретить Дуэйна где-нибудь в аэропорту Колорадо до того, как она поднимется на борт самолета Юго-Западной компании. Она бы с удовольствием посмотрела на его полное ужаса лицо, когда он увидел бы, что она отрезала свои густые темные волосы, спадавшие до самой талии. Волосы, которых ему так нравилось касаться, гладить их и… Памела содрогнулась от отвращения при этом воспоминании. Избавившись от длинных волос, она сделала последний шаг, освобождавший ее от оков удушающей любви Дуэйна. Прошло уже шесть блаженных месяцев с того дня, как она в последний раз говорила с ним. Она возвращала его подарки и отсылала назад цветы, напоминая, что брак сделал их обоих несчастными, что их взаимоотношения исчерпали себя — к большому огорчению ее родных, веривших, что Дуэйн был для нее идеальной парой и что она совершила огромную глупость, уйдя от него. Памела до сих пор словно наяву слышала голоса брата, его жены, родителей…

«Он не так уж плох. Он дает тебе все, чего ты хочешь. Он хорошо зарабатывает. Он обожает тебя…»

Но он не просто обожал ее. Он хотел владеть ею целиком и полностью. Дуэйн Эдвардс выглядел успешным, красивым — это был харизматичный мужчина, настоящий мачо. Но за этой внешностью скрывался совсем другой, настоящий Дуэйн — жалкий пассивно-агрессивный подросток.

Памела повела плечами, чтобы избавиться от напряжения, возникавшего каждый раз, когда она думала о Дуэйне. А потом порадовалась, что все-таки не встретила его в аэропорту. Она ведь обрезала волосы совсем не назло ему! Она подстриглась потому, что ей так захотелось. Новая прическа больше подходила новой Памеле. Она откинулась на спинку кресла. И улыбнулась.

Ей нравилась та женщина, в которую она понемногу превращалась. Довольная собой, вот как, подумала Памела. Она много лет не была довольна собой. Ее не огорчило даже то, что она оказалась в тесном кресле у окна рядом со старой дамой, чей костлявый локоть то и дело тыкался в бок Памелы, пока дама пыталась разгадать кроссворд в пропахшей табаком «Нью-Йорк таймс».

«И почему только некоторые сходят с ума по кроссвордам? Неужели этой даме больше нечем занять свой ум?»

Миссис Костлявый Локоть хихикнула и заполнила очередной ряд клеточек.

«Нет! — одернула она себя. — Никаких дурных мыслей! Быть довольной собой. Негативные мысли создают дурную энергию».

Быстрый переход
Мы в Instagram