Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Совет должен выслушать меня.

– Совет ничего не будет слушать, а тебе я советую до рассвета уйти подальше. Кроме того, подземелья охраняет Спящий Демон по имени Большой Джо. Войти туда, значит умереть. А сейчас – уходи.

Велкир отступил за порог хижины и захлопнул за собой дверь.

Асир в отчаянии опустился на землю, чтобы немного отдохнуть. Ночь была темная, и лишь в нескольких местах мрак разгонял свет ламп, падающий на дорогу из неприкрытого окна.

– Тесс…

Звук пришел откуда‑то из темноты. Вор быстро огляделся.

– Тесс! Асир…

Это была Мара, дочь Велкира. Она выскользнула из хижины через черный ход и теперь выглядывала из‑за угла, подзывая Асира.

Он тихо поднялся и подошел к ней.

– Что с тобой сделал Слубил? – шепотом спросила она.

Асир засопел от злости и схватил ее за руку.

– Ты не знаешь?

– Не знаю! Отпусти, мне больно! Токра ничего не сказал мне. Я отдалась ему, но это не помогло.

С тихим проклятьем он выпустил девушку.

– Все равно ты должен был решиться, – прошипела она. – Я знала, что если ты будешь оттягивать этот момент, то так ослабеешь, что не сможешь даже убежать.

Он бросил ей в лицо гнусное ругательство.

– Неблагодарный! – коротко ответила она. – А я‑то купила тебе хюффена!

– Что?

– Токра подарил мне ритуальную фразу, и я купила за нее хюффена. Ты же сам знаешь, что не дойдешь в холмы пешком.

Гнев Асира не унимался.

– Ты спала с Токрой! – рявкнул он.

– О, ты ревнуешь! – захохотала она.

– Я ревную? Да я смотреть на тебя не хочу!

– Вот и хорошо. Тогда я оставлю хюффена себе.

– И забирай! – зло бросил он. – Мне он не нужен, потому что я не пойду в холмы. На мгновенье девушка онемела.

– Ты должен уйти, глупец! Тебя же убьют!

Он повернулся к ней спиной, к горлу подкатила тошнота. Мара схватила его за руку, пытаясь повернуть к себе.

– Асир! Бери хюффена и лети.

– Я пойду, – гордо ответил он, – но не в холмы, а в подземелья.

Он зашагал прочь, но Мара не сдавалась и бежала рядом, пытаясь остановить его.

– Глупец! Подземелья священны! Вход стерегут жрецы, а внутреннюю дверь охраняет Спящий Демон. Тебя убьют, если ты попытаешься туда проникнуть, а если будешь тянуть с уходом в холмы, завтра тебя убьет Совет.

– Ну и пусть! – крикнул он. – Я не какой‑то там нытик‑деревенщина. Я родился в холмах, и мой отец был отступником. У твоего Совета нет права судить меня. Теперь я сам буду судить его.

Он выкрикнул эти слова в момент возбуждения и сразу понял, насколько они безумны. Асир ждал презрительного выговора от Мары, но она шла, вцепившись в его руку и не переставала просить. Они уже довольно далеко ушли от дома ее отца. Из голоса девушки исчезла дерзость, он стал умоляющим.

– Прошу тебя, Асир, уйди! Если хочешь, я пойду с тобой.

Он хрипло рассмеялся.

– А зачем мне нужны объедки после Токры? Девушка наотмашь хлестнула его по щеке.

– Токра – старый трясущийся импотент. У него подагра, и он едва ходит. Это ради тебя я сидела у него на коленях и целовала ему лысину.

– Тогда за что же он подарил тебе ритуальную фразу? – холодно спросил Асир.

– Потому что он любит меня.

– Лжешь! – И он снова двинулся вперед, гордо подняв голову.

– Ну и ладно! Иди в свое подземелье. Я расскажу обо всем отцу, и тебя схватят, прежде чем ты туда дойдешь.

Она выпустила его руку и остановилась.

Быстрый переход