Loading...
Изменить размер шрифта - +
Расходовать один из двух оставшихся зарядов только для того, чтобы убедиться в исправности оружия, было нельзя.
Нэт с предосторожностями выбралась из пещеры, выпрямилась и внимательно осмотрелась. Солнце здесь палило нещадно; почти белый песок пустыни, словно огромное зеркало, отражал каждый луч. Ей никогда не позволяли заходить так далеко на север. Теперь она попала в переделку, и свалить вину за это было не на кого. Сама во всем виновата.
Решив отложить бессмысленные упреки в собственный адрес на потом, Нэт еще раз внимательно осмотрелась и наконец отправилась в путь. Мучительно хотелось пить. Там, в горах, она найдет достаточно воды. Если, конечно, доберется до них. Ведь существовало множество обстоятельств, способных помешать в этом.
* * *Черити окончательно проснулась. С трудом открыла глаза, увидела в пяти метрах над головой голый бетонный потолок и поняла, что крышка ванны для анабиоза открылась. Полностью вернулась память, причем внезапно, без всякого предупреждения. Черити вынуждена была признаться, что это возвращение и стало причиной обморока. Конечно, смешно, но определив, где находится, она повела себя, словно истеричная старая дева.
Попробовала пошевелиться. Каждое движение вызывало адскую боль. Боже, она уже никогда не сможет ходить. Трудно даже дышать. Собрав все силы, немного приподнялась, подтянула колени и попыталась принять такое положение, в котором можно было хотя бы видеть свое тело.
Кажется, сон в состоянии анабиоза она перенесла более или менее сносно. Впрочем, в первые минуты прийти к такому выводу было нелегко. Десяток тонких игл в левом запястье жгли как огонь, рана на правом бедре покалывала в такт ударам сердца, а боль в руке все еще убеждала в том, что Черити объята пламенем. Угрюмо подумала: «Да, ванна действительно функционирует великолепно». Этот аппарат не только предохранил тело от старения, но и не дал затянуться обеим ранам.
Подождав минут пять, она, сжав зубы, протянула правую руку к левому запястью и расстегнула металлический обруч. Стало ужасно больно, а там, где раньше в тело входили иглы, на коже выступили маленькие светло-красные капельки. Она выбьет Стоуну зубы, подумала Черити, задыхаясь от гнева. По одному за каждую каплю крови, текущей сейчас по руке.
Вспыхнув, ярость разбудила новые силы. Черити со стоном села, посмотрела сперва направо, потом налево, перевела взгляд на соседнюю ванну, эдакий блестящий шестиметровый Гроб из хромированной стали. В него когда-то лег Стоун. Крышка все еще была опущена.
Внезапно Черити охватил испуг. Может, Стоун умер? Вспомнилось, что шансы пережить сон при пониженной температуре тела составляли пятьдесят на пятьдесят. Она вот проснулась, а вдруг Стоуну не повезло и он уже лет сто гниет в своем гробу стоимостью двадцать миллионов долларов.
Но об этом не узнаешь, если сидеть здесь сложа руки и без толку пялиться на соседнюю ванну. Черити подождала, пока вернулись силы, спустила одну ногу, осторожно нащупала верхнюю ступеньку маленькой лестницы и, вся дрожа, сошла вниз.
Совершенно разбитая, почти десять минут просидела около ванны, борясь с приступом тошноты и стараясь снова не упасть в обморок.
На это раз усталость прошла быстро. А ведь всего полчаса назад не было сил даже поднять руку, не то что спуститься по полутораметровой лестнице. Встала, сделала шаг к соседней ванне, но, подумав, повернула обратно. Прежде чем они продолжат спор, прерванный десять, а, может быть, и десять тысяч лет тому назад, не мешало бы выяснить некоторые вещи. Например, найти ответ на вопрос, как долго длился их вынужденный сон.
Чтобы посмотреть на компьютер, требовалось обойти свое ложе. При взгляде на ванну нельзя было сказать, будто ее длина две мили, но когда Черити, согнувшись, шаркая ногами, словно двухсотлетняя старуха, наконец добралась до компьютера, ей показалось, что пройдено именно такое расстояние.
Результат не стоил усилий. Компьютер не работал, десятки маленьких контрольных лампочек потухли, а экран был покрыт толстым слоем пыли.
Быстрый переход