Изменить размер шрифта - +

– Как страшно… ой, как страшно… – бормотала Оксана, шествуя по коридору вперед, к источнику света. – Однако думай, малышка, о чем-то положительном! Например, о том, что теперь Никиточка будет с тобой, а не с жирной коровой Маринкой.

Илья усмехнулся – даже в такой момент Оксана размышляла об одном, а именно о том, как бы насолить сопернице и сделаться новой подругой сынка мэрши!

– Ну вот почти и все, – девушка вздохнула. – Никиточке нужны доказательства того, что я здесь побывала, и я их ему вручу. Я ведь смелая, я ничего не боюсь!

Оксана находилась на пороге крипты. Илья увидел десятки зажженных свечей. Оксана восхищенно вскрикнула:

– Господи, красотища какая!

И сразу удивилась:

– Только кто же такое на кладбище-то устраивает?

Тот же вопрос занимал сейчас и Илью. И тут он увидел то, чего, по всей видимости, не заметила Оксана, – сбоку к девушке метнулась тень.

Новгородцев даже вздрогнул. У него пересохло во рту. Девица же продолжала разглядывать крипту, освещенную горящими свечами. Оксана подошла к каменному помосту, продолжая что-то тихонько бормотать себе под нос.

И тут Илья заметил, как над головой девушки мелькнул металлический крюк. Вслед за тем раздался протяжный стон. Оксана выронила мобильный телефон, и тот упал на каменный пол, причем набок, так, что можно было видеть, что происходит с девушкой.

Оксана рухнула наземь, а около нее стояла фигура, облаченная в черный балахон. Вслед за тем раздался легкий свист. А потом Илья увидел, как в руке убийцы мелькнул стальной крюк. Крюк впился в тело жертвы, и маньяк поволок Оксану в сторону.

Послышались хлюпающие, тупые звуки. Затем Илья разглядел черную фигуру, приближавшуюся к выходу. В руке убийца держал что-то круглое. Вздрогнув от ужаса, Новгородцев понял, что именно. Это была отделенная от туловища голова несчастной жертвы!

Илья вздохнул и снова просмотрел запись. И сразу в третий раз. Лица убийцы видно не было. Единственное, что можно было рассмотреть более или менее хорошо, так это сверкающий стальной крюк.

Но что все это значит? Неужели… неужели после двадцати пяти лет в аду в Заволжск вернулся монстр по прозвищу дядя Крюк?

 

 

Надежда, оторвав взор от дисплея компьютера, взглянула на коллегу. Так и есть, Родион опять пытается клеиться… Но ведь она уже несколько раз объясняла ему, что между ними ничего не может быть! Он до сих пор ничего и не понял?

Не то чтобы Родион совсем Наде не нравился. Нет, молодой человек обладал массой несомненных достоинств – и красив, и с чувством юмора, и с покладистым характером. Однако она просто не воспринимала его как потенциального ухажера. Это же был Родька, с которым она работала бок о бок в течение почти трех лет!

Поэтому Надя взглянула поверх очков на коллегу, сидевшего за столом напротив нее, и ответила с улыбкой:

– Нет, Родик, никакой Насти Панченко у нас в роду точно нет и никогда не было. Но кто знает, может, будет. Хотя имя Настя мне не очень нравится. Уж очень заезженное!

Родион наморщил лоб, почесал свои буйные рыжие кудри и пропыхтел:

– А ты уверена? Может, все-таки какая-нибудь троюродная кузина или четвероюродная тетка?

По всей видимости, Родька не желал оставить попыток пригласить ее куда-нибудь. Поэтому и пытался выдумать какую-то очередную, но весьма милую ерунду.

– Нет, Родик, ни троюродной кузины, ни четвероюродной тетки с таким именем у меня нет! – заверила его Надя.

И вдруг подумала о том, что у нее вообще нет ни кузины, ни тетки. Так уж вышло, что ни у отца, ни у мамы не было ни сестер, ни братьев. Ни даже теток и дядек. Родители родителей умерли, когда Надя была еще крошкой, и бабушек с дедушками она не помнила.

Быстрый переход
Мы в Instagram