Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Бункер, конечно, выглядел не таким запущенным, как тогда, когда они обнаружили это помещение впервые. Сейчас по нему было видно, что когда-то здесь обитал целый отряд воинов, и от этого помещение казалось еще более пустым.

Ардарик Ваанес понимал, что они не могут здесь больше оставаться.

Это место он запомнит навсегда.

Именно здесь Вентрис своими лживыми проповедями умудрился заставить их пойти на идиотскую авантюру.

Честь… Какая ценность может быть заключена в этом понятии, если все, что ты можешь получить взамен, это смерть и страдания? Тридцать воинов жили и сражались за это место, они бились со своими врагами и выживали… всегда выживали.

А потом пришел Уриэль Вентрис.

Нельзя сказать, что они жили здесь полноценной жизнью, но все-таки — жили.

— Ты убил их всех, ублюдок,- прошипел Ваанес.

Ненависть к капитану Ультрамаринов словно поджаривала его сердце на медленном огне. Бывший Ворон рисовал сверкающими когтями спиральные узоры, в пыли.

Свольярд, своенравный и бешеный, закованный в серый силовой доспех Волчьих Братьев; Джеффар Сан, гордый и надменный Белый Консул. Это все, что осталось от его отряда, и Ардарик Ваанес знал, что эти ребята будут счастливчиками, если проживут еще несколько дней.

После того как Вентрис с бандой монстров и неудачников отправился к крепости, они втроем пошли через горы в свое убежище, наблюдая издалека за ходом великой битвы.

Зрелище было феерическим, и в какой-то момент Ваанес, удивившись самому себе, обнаружил, что от всей души желает Хонсю отбить штурм.

Когда рухнул взорванный тракт и армия Беросса практически была уничтожена, Ваанес так обрадовался, что едва смог сдержать торжествующий крик.

Каким бы губительным ни было это разрушение, оно не шло ни в какое сравнение с кровавой битвой, что развернулась позже.

Языки синего пламени из башен, расставленных вокруг крепости, безжалостно пожирали крепость и саму гору, вихри магической энергии вдребезги разносили непоколебимые башни и стирали в пыль бастионы. Ваанес никогда не видел ничего подобного, и, несмотря на то, что разрушения внушали ему благоговейный страх, ему было очень жаль, что Хонсю не может так же ловко расправиться с Торамино, как он расправился с Бероссом.

А потом пришел Кровавое Сердце, и все изменилось.

Он вырвался из глубин горы как алый вихрь смерти, разрушая все, что попадалось ему на пути. Это была настоящая оргия. Демон просто бурлил от переизбытка энергии. Ничто не могло противостоять этому исчадию варпа, ни человек, ни Железный Воин, ни танки, ни даже демонкары Торамино.

Все, что приближалось к огромному демону, гибло или под поющим боевую песню топором, или под рассекающим реальности кнутом. Битва продолжалась несколько дней, но, в конце концов, армия Торамино была разбита любимым аватаром Бога Крови. Мертвые тела укрывали поле боя.

Хонсю остался хозяином крепости, и, несмотря на то, что Ваанес был доволен тем, что высокомерный и надменный Торамино получил по заслугам, холодок тревоги пробегал по его позвоночнику.

Он знал, что полукровка непременно отомстит тем, кто посмел напасть на него. Ваанес знал, что именно этим он и займется в ближайшее время.

Прошла уже неделя, Ваанес, Свольярд и Джеффар Сан жили в убежище и пытались решить, что же им теперь делать.

Попытаться каким-то образом покинуть Медренгард, или сколотить новый отряд, или податься в наемники?

Ваанес утратил интерес к безрассудным мероприятиям, его больше не привлекала идея блужданий по Галактике и сражений с мелкими тиранчиками.

От невеселых размышлений его отвлек звук шагов за спиной. Он оторвался от спирального узора, что старательно выводил в пыли, и увидел Свольярда в дверном проеме. Свирепый и вместе с тем обреченный взгляд остановился на лице с волчьими чертами.

— Что такое? — спросил Ваанес.

Быстрый переход
Мы в Instagram