Изменить размер шрифта - +
Устроившись в спасительной тени, Эдж задумался и тяжело вздохнул. В его памяти постепенно всплывали воспоминания о событиях минувшего утра, при этом печать горькой задумчивости легла на его лицо.

 

 

Поскольку Эдж был человеком, который никогда никому ничего не давал, он мог лишь брать.

Время шло тихо и безмятежно. О такой жизни Эдж мог только мечтать: еда, сон, любовь. Жалование ему шло три доллара в день за работу, которая не требовала от него ничего большего, как ежевечерний арест единственного городского пьяницы и водворение его в одну из трех камер шерифского участка.

Все это продолжалось до тех пор, пока банда Эль Матадора, насчитывающая двадцать человек, не пересекла границу, отделяющую Аризону от мексиканской провинции Сонора, и не проделала дыру в задней стенке городского банка, принадлежащего Норману Чейзу.

Банда явилась на рассвете. Двигаясь галопом по выжженной равнине, бандиты заметили в лучах восходящего солнца городские строения и не замедлили изменить курс. Все они, как на подбор, были крепкими ребятами. Все, кроме одного. Одетые в белые штаны и рубашки, опоясанные крест-накрест тяжелыми патронташами, пряча свои усатые лица в тени сомбреро, они мчались с ружьями в руках. У многих за поясами были обнаженные сабли.

Человек, столь невыгодно отличавшийся от остальных своим ростом, был их вожаком, по прозвищу Эль Матадор-убийца. Ростом он был не более пяти футов, телом коренаст, жилист и на первый взгляд не мог внушать серьезных опасений. Но его моложавое лицо — ему не было и двадцати пяти — отражало те полные насилий события его юности, которые и принесли ему эту кличку. Это была физиономия отъявленного злодея, зло читалось в его широко посаженных глазах и в искривленной линии рта, в твердых скулах, обезображенных шрамом от косого удара ножом, и во всех остальных чертах, которые, казалось, излучали ненависть ко всем и ко всему.

Эль Матадор скакал на превосходном белом жеребце во главе отряда. Одет он был так же, как и все остальные, но его оружие было несравненно богаче и более высокого качества. У него был турецкий мушкетон с прикладом из красного дерева, в кобурах на каждом бедре была пристегнута пара американских кольтов армейского образца.

Как только он заметил в неясных лучах рассвета контуры Писвилла, он сразу поднял руку, и бандиты, замедлив ход, приблизились к своему вожаку.

Правой рукой Эль Матадора в банде был человек по имени Мигель, выступавший в роли лейтенанта отряда. Он был невероятно толст, в правом ухе носил золотое кольцо.

Мигель немедленно отделился от основной массы и подъехал к вожаку.

— Думаешь, в писвиллском банке могут быть хорошие деньжата? — спросил он по-испански.

Эль Матадор втянул щеки и некоторое время сосал их в раздумье, молча глядя прямо перед собой.

— Лакомый кусочек, — медленно протянул он. — Гринго из Вашингтона выделяют большие деньги на вознаграждения за поимку беглых преступников. А охотники за беглецами не терпят отсрочек платежей. Они не любят ждать. Следовательно, там должна находиться изрядная сумма.

— Но ее получат вовсе не охотники за преступниками, — хрипло расхохотался Мигель.

Эль Матадор, напротив, смеялся крайне редко, и как только Мигель прочел на лице вожака его мысли, он мгновенно отъехал и занял свое место в походном строю.

Когда банда оказалась в четверти мили от города, по команде вожака все спешились и внимательно выслушали данные им инструкции. Банда разделилась на три группы: две по девять и одна из трех человек. В состав меньшей вошли Матадор, Мигель и пожилой бандит с изрытым оспой лицом по имени Торрес. Первой двинулась одна из больших групп. Уверенным, ровным аллюром они по широкой дуге направились к противоположной стороне города. Когда они уже почти достигли цели, вперед рванулось трио, и, как только оно поравнялось с первым городским зданием, вслед за ними последовала третья группа.

Быстрый переход