Изменить размер шрифта - +
Только я не мог представить, как мне из него выбираться.

Блондинка не обращала на меня никакого внимания, делая в бумагах какие-то пометки. Я осмелел и выпил кофе, потом покурил и попытался придать телу вертикальное положение. Безуспешно. Блондинка закончила просматривать документы и обратила свой взор на меня. Бросив несколько быстрых взглядов, она сделала пару записей, а под конец сличила фотографию с оригиналом.

Наверное, сравнение было не в мою пользу, но я не стал расстраиваться. Конечно, в таком роскошном кресле я выглядел несколько помятым, но все же у меня, может быть, появились некоторые перспективы. А это многого стоило.

Мэрилин Монро, которую на самом деле звали Анастасией, закрыла папку и куда-то позвонила. Мне трудно было почти что с пола разглядеть – куда. Почему-то вспомнилось, как пять лет назад я вот так же валялся у моря на топчане и обозревал длинноногих русалок. Между тем, пришел тот самый парень, что встретил меня при входе, забрал папку и куда-то удалился.

Для интереса я засек время и углубился в чтение какого-то журнала из кипы лежавших на столе. В статье в популярной форме излагалась история Лас-Вегаса: как в 1870 году мормоны поставили в пустыне первую палатку, собираясь отучить местных индейцев от употребления спиртных напитков и табака и обратить в свою веру, какие там были песчаные бури и что из этого вышло. Я как раз дошел до открытия в Рождество 1946 года Багзи Сыгелем отеля «Фламинго», когда парень вошел снова.

Сначала я даже подумал, что у них произошла какая-то заминка, и меня сейчас культурно попросят зайти на той недельке. Но то, что я увидел, добило меня окончательно: парень положил папку на стол перед блондинкой и многозначительно кивнул головой. Я глянул на часы. Блондинка зашуршала бумагами, парень ушел, с улыбкой попрощавшись со мной. Я отложил журнал в сторону.

По спортивным меркам скорость всего происходившего тянула на олимпийский рекорд. Четырнадцать минут с копейками понадобилось им, чтобы проверить мои бумаги. У следователя на это уходит от пары часов до суток. Как повезет. Складывалось впечатление, что для «Кока-колы» открыты все двери. Люди умели работать, и дело было поставлено солидно.

Анастасия Монро поднялась из-за стола, оснащенного последними новинками офисной техники, и прошла в кабинет. Я только безмолвно смотрел на нее снизу вверх. Мне стало казаться, что все сотрудники «Кока-колы» окружены нимбом. Зря я сюда пришел, а может, и не зря. Во всяком случае, я теперь точно знал, что такое счастье – работать в «Кока-коле».

На введение в курс дела заместителю шефа понадобилось минуты три. Сидел я, как на иголках, мне вдруг захотелось причесаться, обрызгаться с головы до ног одоратором для цветов, стоящим на полке, и даже протереть туфли носовым платком. В общем, состояние было такое, как у мистера Бина перед представлением английской королеве. Усилием воли я заставил вести себя достойно, даже не ковырял пальцем кожаную обивку кресла. Под конец мне больше всего хотелось убежать отсюда, от всех этих милых людей, которые приняли меня за кого-то другого, чтобы ненароком не испортить их впечатление о себе.

Когда дверь открылась, я даже подпрыгнул в кресле и обнаружил, что оно послушно переводится в вертикальное положение, стоит только подобрать под себя ноги. Окончательно убитый этим открытием, я проследовал через двойную дверь в кабинет под ободряющим взглядом секретарши. Спина у меня была мокрая.

По сравнению с остальными заместитель шефа европейского отделения выглядел глубоким стариком. Да и движения его были не так стремительны. Наверное, на него давил груз ответственности за несколько десятков филиалов, разбросанных по всей Европе. Лет этому человеку было двадцать пять – двадцать семь, а может, и все двадцать восемь. И выглядел он немного усталым, потому что все утро провел за изучением кипы отчетов, громоздившихся на столе.

Быстрый переход