Изменить размер шрифта - +

   Сильно дернув канат, акула сама себя «подцепила» на крюк.
   Матросы поспешно принялись подтягивать свою добычу при помощи блоков, прикрепленных к грот-рее.
   Акула, чувствуя, что ее вытаскивают из родной стихии, яростно забилась, но ее быстро усмирили. Накинутая на хвост мертвая петля парализовала все ее движения. Спустя несколько мгновений акулу подняли над бортовыми сетками и сбросили на палубу. К ней осторожно приблизился матрос и сильным ударом топора отсек ее страшный хвост.
   Ловля окончилась. Больше нечего было опасаться хищницы. Ненависть моряков к акулам была удовлетворена, но их любопытство не угасло. Обычно на всех судах принято тщательно исследовать желудок акул. Матросы, зная ее неразборчивую прожорливость, надеются на какую-нибудь находку, и надежды их порой сбываются.
   Леди Гленарван, не пожелав присутствовать при столь отталкивающем зрелище, перешла на рубку. Акула была еще жива. То был крупный экземпляр десяти футов длиной и весом более шестисот фунтов. Такие размеры и вес были обычны для рыбы-молота. Но, не являясь самой крупной среди акул, рыба-молот тем не менее самая опасная.
   Вскоре огромную рыбу без всяких церемоний разрубили топором. Крюк проник в глубь желудка, оказавшегося совершенно пустым. Видимо, акула давно голодала. Разочарованные моряки хотели было выбросить тушу в море, как вдруг внимание боцмана привлек какой-то грубый предмет, плотно застрявший в одной из складок утробы хищницы.
   — Это что такое? — воскликнул он.
   — Это кусок скалы, который акула проглотила, чтобы набить себе желудок, — ответил один из матросов.
   — Ну да! — отозвался другой. — Просто-напросто это ядро, которым выпалили в желудок этой твари, только она не успела его переварить.
   — Бросьте болтать! — вмешался в разговор помощник капитана Том Остин. — Разве вы не видите, что эта тварь была горькой пьяницей, и, чтобы не потерять ни капли, она вылакала не только вино, но проглотила и бутылку.
   — Как! — воскликнул лорд Гленарван. — Бутылка — в желудке акулы?
   — Да, самая настоящая бутылка, — подтвердил Остин, — только видно, что из погреба она вышла давненько!
   — Ну-ка, Том, вытащите бутылку, да осторожнее, — приказал лорд Гленарван, — бутылки, найденные в море, часто содержат важные документы.
   — Вы полагаете? — спросил майор Мак-Наббс.
   — Да, во всяком случае, это возможно.
   — О, не спорю, — отозвался майор, — я вполне допускаю, что бутылка хранит какую-нибудь тайну.
   — Сейчас мы узнаем это, — промолвил Гленарван. — Ну, как дела, Том?
   — Вот, сэр, — ответил помощник капитана, показывая какой-то бесформенный предмет, который он с трудом извлек из желудка акулы.
   — Отлично! — сказал Гленарван. — Прикажите тщательно обмыть эту грязную бутылку и принесите ее в рубку.
   Том повиновался, и бутылка, найденная при столь странных обстоятельствах, вскоре очутилась на столе в кают-компании. Вокруг стола разместились: лорд Гленарван, майор Мак-Наббс, капитан Джон Манглс и леди Элен, любопытная, как все женщины.
   В море всякий пустяк — событие. Минуту все молчали. Каждый взглядом вопрошал хрупкий сосуд, скрывал ли он тайну какого-нибудь кораблекрушения или только пустяковую записку, вверенную воле волн каким-нибудь скучающим мореплавателем.
   Однако надо было узнать, в чем же дело, и Гленарван тотчас занялся осмотром бутылки, действуя со всей необходимой в таких случаях предосторожностью. Он в эту минуту похож был на коронера [официальное лицо в Англии, ведущее следствие в случае чьей-нибудь внезапной и подозрительной смерти], пытающегося напасть на следы важного преступления.
Быстрый переход
Мы в Instagram