Изменить размер шрифта - +
Двигайте за мной. Док, держи щит с невидимками. В случае чего прячься за ним и не высовывайся.
Я планировал вернуться тем же путем, обойдя алтарь по дуге, но Малой схватил меня за плечо:
— Погоди! А как же Кузя? Его только что утащили к алтарю. Еще не поздно ему помочь!
Я помедлил с ответом. В том-то и дело, что поздно. Возможно, Левша еще жив, но с переломанным позвоночником он станет для нас не просто обузой, из-за него погибнем мы все.
Ответить я не успел. Вмешался Док:
— В самом деле, Бедуин, надо сходить к алтарю.
Сходить! Он сказал это так, словно речь шла о прогулке в магазинчик ЦИРИ за бутылкой!
А Док продолжал:
— Надо забрать кубики. Я видел, они там, у… хм… шамана… короче, такого индивидуума с ожерельями из костей на поясе и размалеванным красной краской черепом живоглота на голове. Прежде чем посадить в яму, меня привели к нему, раздели…
— И нас с Кузей, — встрял Малой.
— Этот гад рассматривал меня, словно кусок мяса на толкучке, — продолжал Док.
— А нас даже нюхал, — добавил Малой.
— Короче! — рявкнул я. Развели тут базар. Того и гляди нагрянут хуги от алтаря за очередным пленником, а эти двое языками чешут, будто сидят в ванаварском кабаке.
— Короче, кубики у шамана, — заторопился Зинчук. — Надо их забрать. Заодно и Кузе… хм… помочь.
Он машинально посмотрел на Малого и отвел глаза, не хуже меня понимая, что у Левши по-любому шансов нет.
— Забудь об этих кубиках, Док! — ощетинился я.
— Тогда я сам их возьму, — упрямо насупился Зинчук. — А ты уходи, Бедуин.
Ага, щас! Так я и оставил его на потеху голимым чмо с того света! Похоже, пора припомнить Доку сковородку — треснуть его самого прикладом по затылку, взвалить бесчувственное тело на плечо и — ходу из селения.
— Сережа… — Зинчук заглянул мне в глаза. — А помнишь год назад?.. Железнодорожный мост… Бой между изгоями и чистильщиками… Мишень, нарисованная кровью у тебя на груди… И Японец, готовый дать очередь по этой самой мишени… Ты помнишь Японца, Серый?
Я не ответил. Смотрел на него, прищурившись и понимая, что последует дальше. Ну, так и есть!
— Ты мой должник, Бедуин. Ты сам тогда это сказал. Теперь пришло время расплатиться.
Я молчал.
— Пойми, Серый, мне эти кубики очень нужны, — проникновенно сказал Зинчук и умоляюще прижал руки к груди.
— Ну ладно, Док. Если ты считаешь, что они того стоят…
— Стоят, Бедуин! Еще как стоят. Это прорыв в науке. Это… Да за такое и сдохнуть не жалко!
— Что ж… Раз так, будут тебе кубики, Док.
Вася Пыра проявил разумную осторожность и отказался участвовать в авантюрном налете на алтарь. Предпочел свалить из стойбища. Я дал ему направление и рассказал о рве и бревнах моста. Рассказал и о схроне в нескольких часах пути отсюда. Голым, без оружия, воды и продуктов, он все равно до человеческого жилья фиг доберется, а вот до схрона шансы есть.
— Иди с ним, — посоветовал я Малому.
— Нет! Без Кузи не уйду! — набычился он.
— Дурак ты, — вмешался Серёня Медяк. — Твоему брательнику так и так копец. Ему хребет перебили, он уже считай живой труп. У него сейчас одна задача — побыстрее сдохнуть. Хотя эти твари косматые так просто отмучиться не дадут. Небось распотрошат еще живого, как свинью на бойне…
— Ах ты ж гад! — Малой сжал кулаки и пошел на Медяка.
Пришлось вмешаться:
— А ну, вы оба! Ша! Пасти закрыли и вместе с Пырой рысцой к выходу!
На хрен они мне здесь нужны. Лишний балласт. Пользы от этих голых отморышей никакой, а вот под раздачу подведут сто пудов.
Быстрый переход
Мы в Instagram