Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Мы разбились на пары: Бен с Сисси наверху, мы с Джейкобом ниже, и Дэвид с Эпафом под нами. Джейкоб храпит напротив меня, с другой стороны лестницы, он привязан веревкой, и мои руки пропущены у него в подмышках. Кроме того, нам не дает упасть тесный колодец.

— С тобой все в порядке? — спрашивает Сисси. Тишина. — Джин, ты не спишь?

— Нет. Думал, ты Бену.

— Нет, он отключился. Спит, как младенец. Как Джейкоб?

— Заснул. И Эпаф с Дэвидом тоже.

— Хорошо. Они хорошо привязаны?

— Более чем. Я два раза проверил.

— Хорошо, — повторяет она. — Хорошо. — Веревка слегка скрипит от ее движения. — Завтра мы отсюда выберемся.

— Думаешь?

— Уверена, — шепчет она. — Я знаю кое-что, чего ты не знаешь.

— Так скажи мне.

— Снег.

— Да ну. Правда?

— Да. Начал идти минут десять назад. Всего несколько снежинок. Упали мне на лицо, я почувствовала, как они щекочут мне нос. Мы, должно быть, ближе к поверхности, чем нам кажется. Снег обычно проникает не очень глубоко.

— Я ничего не видел.

— Думаю, это я не пропустила его вниз.

— Да, твоя бегемотья задница — то еще препятствие.

— Ха-ха, как смешно.

— Нет, правда. Снизу она кажется такой большой, что вызывает полное и окончательное затмение.

Она молчит.

— Была бы она чуть больше, до нас бы и воздух не доходил, — продолжаю я.

Наконец Сисси не выдерживает.

— Прекрати, — смеется она.

— Да что такого. Твоя задница снизу такая большая, что кажется отдельным человеком.

— Ты смотришь на Джейкоба. Ну прекрати, — тихо хихикает она.

Мы замолкаем, но это приятная тишина. Бен и Эпаф похрапывают в унисон. Дыхание Джейкоба щекочет мне плечо.

— Эй, — через несколько минут шепчет Сисси.

— Да?

— Кажется, нам опять дали свет.

— Уже утро?

— Нет, свет серебристый. Должно быть, луна.

Несколько минут она молчит. Я смотрю наверх, но вижу только темноту.

— Вот теперь его действительно много, — произносит она.

— Снега или света?

— И того, и другого. Погоди. — Веревка слегка колеблется, когда Сисси меняет положение. — Отлично, теперь посмотри вверх и скажи, что ты видишь.

Я вижу очертания ее ног, упирающихся в стену на фоне слабого серебристого свечения, которое просачивается вниз. Через этот маленький проход падают и снежинки. Одна из них приземляется мне на щеку. Я поднимаю руку и чувствую капельку воды. Идут минуты, ко мне падают еще снежинки, медленно кружась, серебристые, как частички луны. С моих плеч словно гора падает. Мир становится больше, медленнее, чище, яснее.

— Слушай, можно кое-что спросить? — спрашивает Сисси. Голос у нее ласковый, как лунный свет.

— Давай.

— Когда на нас напали у реки, один из охотников сказал что-то о девушке…

Я молчу.

— Извини, — говорит она. — Я не хотела лезть не в свое дело.

— Нет, все в порядке. Я просто пытаюсь подобрать слова.

— Мне не надо было, это твое…

— Ее звали Пепельный Июнь. Как и я, она жила в столице, притворившись одной из них, — слова слетают с языка быстро, я слишком долго их сдерживал. — Мы были знакомы много лет, не зная, что так похожи. Узнали только несколько дней назад, когда оказались в Институте. Когда нас раскрыли, она пожертвовала собой, чтобы меня спасти.

Быстрый переход
Мы в Instagram