Изменить размер шрифта - +
Микроорганизмы при тонзиллите и спирохеты по своей природе довольно похожи и дают одинаковую реакцию Вассермана. Это не так часто бывает, но все же случается…

Макгрудер (все еще спокойно, но уже громче). Вы могли сказать мне об этом.

Гланц. О чем я мог сказать, Макгрудер?

Макгрудер (во весь голос). Вы могли мне сказать!

Гланц (несколько обеспокоен его тоном). Сказать что?

Макгрудер. (Он тщательно выговаривает слова и с трудом сдерживает ярость.) Скажите мне теперь, что вы должны были сказать мне раньше.

Гланц. Мы не вполне понимаем…

Макгрудер (довольно агрессивно, игнорируя субординацию). Тогда я заставлю вас понять. Если бы вы сказали то, что должны были сказать, у меня была бы надежда. Вы должны были сказать, что положительную реакцию могла вызвать другая болезнь. Например, хронический тонзиллит. Плоскостопие! Стригущий лишай! Что угодно! Вы не имели права уверять меня, что я умру разбитый параличом и слепым!

Гланц (встревоженный тоном Макгрудера, поднимаясь со своего кресла). Осторожно, Макгрудер. Я официальное лицо при исполнении. Держи себя в руках. Я не говорил тебе о возможной ошибке в диагнозе только потому, что у нас есть приказ никогда не давать пациентам ложную надежду.

Макгрудер. Надежду! Что ты знаешь о надежде и ожидании?! Не говори мне о надежде и ожидании, несчастный ты сукин сын!

Гланц. Ты забываешься, Макгрудер! Тебя посадят за это. Ты говоришь с лейтенантом армии США!

Макгрудер (подходит ближе к Гланцу, берет железный стул и двигается навстречу). Заткнись и слушай! Теперь я кое-что тебе скажу. И не тычь мне своим званием! Для меня ты хуже фашистов. Ты отличаешься от эсэсовца только тем, что от эсэсовца не пахнет хлороформом. Дай мне эту запись, свинья, садист поганый!

Гланц (паникуя). Макгрудер, ты потерял рассудок. Прекрати! Остановись! (По направлению к двери?) Дежурный! (Макгрудеру.) Мы протестуем!

Макгрудер (берет стул и прижимает Гланца к стене). Прекрати говорить «мы», урод! Ты не конгресс США или корпорация, ты не король Швеции! Ты паршивый маленький функционер с грязными мозгами и стетоскопом в ушах, черт побери. С этого момента я требую, чтобы ты говорил «я», а не «мы». Дай мне эту пленку!

Гланц (пытаясь урезонить). Макгрудер, мальчик, успокойся. Позволь мне объяснить тебе. Ой! Ты мучаешь нас! Позволь нам объяснить тебе! Ой! Ой! Ты раздавишь нам голову!

Макгрудер. Мне! Не нам! Говори — позволь мне объяснить тебе, черт побери.

Гланц (сломлен). Позволь мне объяснить. Ой, ой! Ты сдавил нам артерию!

Макгрудер (сжимая руками шею доктора, грубо толкает Гланца на стул). Объясняй!

Гланц. Сперва мы хотели спросить…

Макгрудер. Я хочу спросить…

Гланц. Сперва я хочу спросить тебя…

Макгрудер. Теперь я задаю вопросы, Гланц! Слушай. Отвечай мне. Ответь мне, почему ты не сказал, что была вероятность, шанс, что у меня другая болезнь.

Гланц. Потому что, как я сказал, это было наше, мое правило — не давать пациентам пустых надежд. Ой! Ты сдавил мне трахею!

Макгрудер. Ты лжешь, Гланц! Ты просто возбуждался от этого. Ты получал от этого кайф!

Гланц. Это несправедливо! Я врач! Я давал клятву Гиппократа. Это чудовищное обвинение…

Макгрудер (прерывая). Ты не врач, Гланц! Ты вампир! Ты питаешься смертью.

Гланц (пытаясь освободиться). Это клевета, низкая клевета. Как дипломированный уролог, поклявшийся помогать людям, я отвергаю эти домыслы, эти обвинения…

Макгрудер (принуждая его сесть). Заткнись, ты, червяк! Есть еще кое-что, что я хотел бы тебе сказать, а ты должен услышать. А затем ты можешь сдать меня в полицию, бешеная обезьяна. Я хочу еще кое-что узнать. О твоих порнографических допросах. Как насчет этого? В чем был их смысл, если не в том, чтобы возбуждать твой гнилой рассудок? О, я хочу взять эти записи. Я хочу, чтобы кто-нибудь услышал, как ты работал!

Гланц (взвыл).

Быстрый переход