Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Как выяснилось из разговора между делом, израильтянин-то и вправду родился в своих «палестинах», однако его дед и бабуля проживали примерно в этих краях. Так что нынешняя поездка могла считаться для генерала израильской армии чем-то вроде экскурсии на родину предков. Вот и получалось, что Алексей Жиров сразу потерял некоторые из своих исконных преимуществ. К тому же смелости и упорства Давиду Иващу было, похоже, не занимать. «Что же это получается, — прикидывал про себя генерал-майор Жиров, — припасенного загодя коньячка не хватит? Придется посылать кого-то из штабистов за добавкой?» Вслух он, правда, поинтересовался другим:

— А я вот все равно не пойму, генерал, зачем вам это надо?

— О чем речь, мой русский друг? О предстоящей операции? — сразу отреагировал израильтянин.

Вот ведь гад, после бутыля на брата он совершенно не потерял интуиции и логики, отметил Жиров.

— Точно так, о ней, — кивнул российский генерал с петлицами танкиста.

— О, причин целый ворох! — закатил глаза его израильский коллега. — Причин столько, что нам, пожалуй… — он внимательно оглядел сервированный столик. Закуски на скатерти почти не убавилось, а вот спиртосодержащей субстанции…

— Я, это… — сказал русский, приподнимаясь. — Сейчас пошлю кого-нибудь из своих орлов. Пусть…

— Погоди, Алексей Глебович, — израильский танкист вскинул кверху указательный палец. — Сейчас. — Он тоже встал и направился к солидному «дипломату», оставленному на стульчике поблизости. — Ай момент!

«Чего у него там? Тактические карты? — с некоей неприязнью подумал русский. — Нашел время, тоже!»

Однако все оказалось куда веселее. Израильтянин повернулся и продемонстрировал коллеге тяжелую, как бронебойный снаряд, бутылку «Текилы».

— Ну, заряжай! — скомандовал русский, сразу же светлея душой.

— Нет, вначале договоримся, — остановил процесс израильский генерал. — Давай все же перейдем на «ты»? А? — Бутылку он и вправду держал, как заряжающий перед подачей в казенник — горизонтально.

— О! За это надо, Давид! — обрадовался Жиров. — За это завсегда!

В отличие от боевого снаряда, у которого после скручивания ударника все взрывчатые свойства аннулировались, с бутылкой все происходило совершенно наоборот. Когда колпачок откручивался, она поступала в дело.

— Послушай, Давид, — сказал через некоторое время русский, — а какая фамилия была у твоих предков, когда они жили тут? Ну, не совсем тут, в Новосибирске, но ведь в Сибири, да?

— Они из Омска были, — пояснил израильский генерал. — А фамилия — Иващенко.

— О! Так это вообще хохляцкая, — даже удивился Жиров.

— Все в этом мире так перемешано, — пожал золочеными плечами Иващ. — Да, так ты, Алёша, спросил: «Зачем вам это надо?» Сейчас объясню.

— Знаешь, Давид, — сказал русский, уже с некой опаской поглядывая на быстро пустеющую литровую бутыль. — Может, начнем закусывать? А то, что ж икорке пропадать? С этими экологическими катастрофами лососей этих вообще, считай, не осталось. Наши потомки уже, может, и не попробуют.

— Да, закусить надо, — кивнул израильтянин, как бы принимая перемирие. — Завтра ведь дел видимо-невидимо.

— Во-во, — подтвердил русский. Сам он сейчас размышлял следующим образом: «Что ж я сразу не сообразил, что его хрен перепьешь? На русском же чешет, что тот кавказец.

Быстрый переход
Мы в Instagram