Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – Космос, впрочем, и в ваше время нигде не был заколочен досками для женщин.

Консультант усмехнулся:

– Заколочен досками не был, верно. Но звёздные рейсы имеют свои особенности. Вы все астронавигаторы?

– Двое штурманов дальнего звездоплавания, шестеро астронавигаторов второго разряда, остальные – инженеры разных специальностей, – отрапортовал староста и поинтересовался: – Собственно, о каком времени вы говорите, как о своём? Оно давно было?

– Лет сорок назад. Что вы смотрите с таким удивлением? Мне уже под девяносто.

Лет шестьдесят консультанту можно было дать, но не больше. Экскурсанты изобразили на лицах почтительное удивление и промолчали. Консультант поручил экскурсию человекообразному автомату с румяным лицом и широкими усами, он, видимо, копировал кого‑то из астронавигаторов, невысокого, плотного, очень энергичного, – посетители все же не припомнили оригинала. Голос робота им показался знакомым, он восстанавливал чей‑то давно слышанный – экскурсанты на лекциях часто прокручивали плёнки с рассказами звездопроходцев об их экспедициях. И если бы автомат повторил хоть одну из прославленных чеканных фраз старых героев, напомнил бы хоть об одном знаменитом приключении, слушатели не затруднились бы установить, чей голос воспроизводил робот. Но он не рассказывал о космических драмах, победах, неудачах, а читал как по писаному обычную музейную лекцию. Профессора Высшей школы звездоплавания излагали свой учебный материал интересней.

– Все первые астронавты были титанами ума и характера, – вещал усатый автомат, – Но несовершенная техника двадцать первого века была бессильна сохранить их интеллект в его биологической целостности. Только семьдесят лет назад нашли способ консервировать живые клетки. В нашем Музее сохраняется тридцать четыре мозга тридцати пяти великих австронавигаторов, извлечённых из их черепных коробок в момент смерти. Мозг, конечно, сейчас не действует, но и не разрушается. Он хранится для будущих поколений в своеобразном «Банке интеллектов». Почему для будущих, а не для настоящих? Сегодня воскресить мозг можно, лишь вживив его в тело нормального человека, но кто захочет расставаться со своим мозгом ради чужого, хотя бы и великого? Но в будущем найдут способ оживления любого мозга, отделённого от своего носителя. И тогда обратятся в наш «Банк интеллектов» за займом могучих характеров и выдающихся умов. И великие люди прошлого оживут и будут реально – и с того момента вечно! – участвовать в общественной жизни. Какое огромное богатство приобретёт человечество! Каждый выдающийся ум уже не погибает в момент смерти его владельца, или, скажем так, мозгоносителя, а рождается как бы заново – и навечно‑в независимом от тела существовании. Вот для чего создан наш уникальный «Банк интеллектов», где самые блестящие личности прошлого зарезервированы для будущего.

Робот сделал остановку, и этим воспользовался староста группы. Этот худой, высокий парень, с необычно большими для мужчины глазами и энергичным – лопатой – подбородком, выделялся живостью и любознательностью.

– Вы сказали, что в этом зале хранится тридцать четыре мозга тридцати пяти знаменитых астронавтов. Мне кажется…

Усатый робот не дал ему договорить.

– Правильно! Один мозг отсутствует. Прах его хозяина Василия Штилике покоится в своей урне, а мозг был использован для нормального функционирования в другом теле. Мы как раз подошли к этому прославленному астронавту, можете посмотреть его урну.

На урне из малахита – она ничем не отличалась от тридцати четырех других урн – возвышался бюст усатого мужчины. На постаменте красовалась надпись: «Василий‑Альберт Штилике, астросоциолог. Погиб 49‑ти лет от роду на планете Ниобея». Экскурсанты переводили взгляды со статуи на робота, теперь они поняли, кого он напоминал: робот копировал человека, изваянного в мраморе.

Быстрый переход