Изменить размер шрифта - +

– Хорошо, Иззи Брэнник, не могла бы ты объяснить, почему только что сбила с ног Маккрэри?

Смутившись, я посмотрела на Бена. Один из его дружков помогал ему подняться. Лицо у парня было бледное, а когда приятель коснулся плеча пострадавшего, тот сморщился.

– Я просто… играла, – ответила я, и на сей раз голос у меня чуть дрогнул.

– Он уже был вне игры, – сообщил тренер и, поскольку я молча продолжала смотреть на него, покачал головой. – Ведь он промазал. Поэтому уже выбыл. Не нужно было бросать в него мяч и, уж конечно, не нужно было… – Он прервался, чтобы посмотреть на Бена, и глаза у него расширились. – Господи Боже, ты выбила ему плечо?

Бен действительно выглядел немного… перекошенным.

– Я не хотела, – сказала я, но тренер не слушал.

– Отведи его в медпункт, – велел он парню, стоявшему рядом с Беном. Затем его взгляд вернулся ко мне. – А ты. Ты… пробеги несколько кругов. До конца урока.

– Серьезно, это была случайность… – начала я, но тренер Льюис просто указал на двустворчатые двери:

– НА ФУТБОЛЬНОЕ ПОЛЕ. КРУГИ.

Я услышала, как кто-то захихикал, а Роми смотрела, прищурившись, но в целом все остальные в спортзале глядели на меня со смесью неприязни и страха. Я вдруг увидела себя их глазами – вся в черном, волосы зачесаны назад – и спросила себя, как я вообще смогу сюда «вписаться».

 

 

Солнце ярко сияло над головой, и я, вздрогнув, сообразила, что было всего-то около девяти утра. Еще даже до ланча дело не дошло, а я уже едва кого-то не убила. Что сказал Торин о моем поступлении в обычную школу? Что я тигр среди котят? Тигром я себя не очень-то чувствовала, да и Бен этот не слишком похож на котенка, но тем не менее. В медпункт повели его, а наказанная – я.

Хотя, думаю, бег – это не настоящее наказание. Это я умею.

Беговая дорожка вокруг футбольного поля даже не была настоящей беговой дорожкой. Скорее она напоминала утоптанную тропу, утрамбованная земля просвечивала сквозь жухлую, сухую траву Порадовавшись, что надела кроссовки, а не ботинки (хотя и в них бегаю очень быстро), я стартовала.

Февральский воздух резал мои легкие ножом, каждый вдох отдавался болью. Но постепенно я начинала чувствовать себя немного более… ну да, «нормальной», вероятно, не самое удачное слово, но хотя бы не так паршиво. Мама всегда говорила, что физические упражнения – лучшее лекарство от всего. Когда она, вернувшись домой, проводила несколько часов на тренировочной площадке, мы с Фин понимали, что не все прошло гладко.

Да, я бы многое отдала, чтобы оказаться сейчас на той площадке. Пара кругов по жалкой дорожке в средней школе – это одно, но отработать до седьмого пота удары ног по чучелу или покидать метательные звезды – это принесло бы куда большее удовлетворение.

Набирая скорость, я сделала поворот и вдруг поняла, что за мной кто-то наблюдает. Подняла глаза – так и есть, на трибуне сидел какой-то парень. Пробегая мимо, я сумела разглядеть только некоторые детали – кудрявые черные волосы, солнцезащитные очки, что-то не то с курткой, – и когда он помахал мне, я проигнорировала.

Когда я совершала поворот во второй раз, парень все еще был там, но теперь стоял, сунув руки в карманы и съежившись от холода.

– Странный тип, – пробормотала я.

Ладно, возможно, девчонка, которая только что вырубила парня при игре в вышибалы, не имеет права голоса, но все-таки. Даже Я знала, что неприлично пялиться на л

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход