Loading...
Изменить размер шрифта - +

Молчи, Лика. Ох, молчи. Молчи, дура, не спрашивай… И все же я спросила:

— А где она сейчас?

Я спалилась! Знала же, что Ада умная, и вот спалилась! Или все-таки нет? А может, я подсознательно хотела, чтобы меня узнали? Ой, как сложно быть женщиной…

— Пожалуйста, — несколько напряженно произнесла женщина, — снимите очки…

Я могла бы отказаться, могла бы перевести все в шутку, а вместо этого… стянула очки и взглянула на нее. Ада сделала два шага, приблизилась вплотную и, обхватив мое лицо обеими руками, всмотрелась в зрачки.

— Лия, вы алкоголь пили?

Ага, две перед вылетом и бутылку перед прилетом, а толку ноль. Но вслух я ответила:

— Да, пила.

Ада ласково погладила мои щеки большими пальцами и отпустила, затем забрала из моих рук пластинку с капсулками.

— Раз вы выпили, эти таблетки вам не помогут, я принесу другие. А по поводу столовой… вас проводят. — Она подошла к стене, приложила руку, и на белой поверхности проступили золотистые символы. Два нажатия — и через минуту показался тот самый мужчина, который встретил нас по приезде. — Дайон, проводите нашу гостью в общую столовую. — Ада обернулась ко мне. — Лия, очень приятно было с вами пообщаться.

Кажется, пронесло. Я тупо смотрела вслед удаляющейся женщине и не знала — радоваться или плакать. Плакать хотелось больше. Дайон жестом предложил следовать за ним, и я пошла по дому, который снился мне так часто…

 

Из секретной переписки акана Лестиана.

Сообщение для Ледяного Змея: «Переписка на танаргском невозможна. Риантан Девелри контролирует связь, и родной язык привлечет его внимание. Должна сообщить о возвращении иного объекта».

Сообщение для агента Эрадос: «Ликвидируйте объект, не вызывая подозрений».

Сообщение для Ледяного Змея: «Приказ поняла. Использую снотворное. По первому объекту — согласно плану».

 

В столовой… забыла ее название, ничего не изменилось, разве что роз стало значительно больше.

— Я принесу вам завтрак, — очень вежливо произнес мой провожатый, — а вы выбирайте столик, который вам больше нравится. И… — некая пауза, в процессе которой на меня с сочувствием смотрят, — мне очень жаль, что у вас так получилось с женихом. Это ужасно, когда любимый человек изменяет с вашей лучшей подругой, с той, с которой вы дружили с детства, прямо в день вашей свадьбы! Примите мои искренние соболезнования, и знаете что?

— Что? — переспросила я, пораженная подробностями моей личной жизни, о которых я и не подозревала.

— На вашем месте я бы не стал благословлять их отношения, а отхлестал бы нахалку тем самым свадебным букетом, который вы ей подарили! Уж простите старика за откровенность!

Когда он отошел, мои глаза значительно увеличились в размере… Это надо же, какая у меня насыщенная трагедия вышла! Вот поганки с бурной фантазией! Хорошо хоть, он к подружке невесты ушел, а не к другу… вот тогда да, тогда ситуация была бы еще эффектней… О чем это я?..

Шокированная размерами своей личной трагедии и осознанием загубленной молодости, я невольно заняла тот самый столик, за которым мы сидели с Алексом, а когда поняла свою ошибку, исправлять было поздно — подошел радостно улыбающийся мне Дайон со знакомым прозрачным подносом.

— Вот, угощайтесь, — приговаривал мужчина, раскладывая все передо мной, — и, если вам понадобится с кем-то поговорить… мой код FH.

Подмигнув мне, Дайон удалился… явно делиться с другими подробностями МОЕЙ, кстати, пусть и выдуманной, но личной жизни!

Еду здесь, как и прежде, готовили просто великолепную, а есть не хотелось… Я ковыряла ложечкой пасту, когда услышала совсем рядом:

— А вы заняли мой столик…

О боже! Он здесь! А-а-а! ОН ЗДЕСЬ! Сердце стучать начало где-то между ушами, дышать я, кажется, забыла, но… Стоп! Забудь о любви.

Быстрый переход