Изменить размер шрифта - +

— Мне не следует разрешать вам играть с детьми в такие игры, командующий! — В голосе женщины зазвучали стальные нотки. — Это дьявольские игрушки. Они сначала соблазняют молодежь мечтами о славе, а потом предают их!

Нельсон заставил себя посмотреть в сторону, протянув руку за кофейной чашкой. Рубцы пересекали тыльную сторону левой кисти, которую он с усилием разжал, игнорируя возникшие фантомные ощущения от двух отсутствующих пальцев, когда оставшиеся пальцы плотно сжимали чашку. Сконцентрировав раздражение на этом действии, ему удалось вновь обрести контроль над собой.

— Ты не можешь оградить их от жизни, Дорета. Они должны учиться. И они могут гордиться своим отцом.

Ее голубые глаза сверкнули, как лучи протонного излучателя.

— Гордиться, командующий? Гордиться человеком, который глупо следовал за принцем в операции по спасенью отродья нашего злейшего врага? Не утруждай себя рассказами о том, как он умер, спасая Виктора от атаки клановцев. Я видела голограмму, которую прислал принц, и каждый миг этой записи хранится в моем сердце. Виктор не слишком отличается от своего отца — пусть он сгорит в аду, нападая на Лирян и убивая наших мужчин. Смерть Джона была жертвой, принесенной Виктором на алтарь его самомнения, и ты знаешь это так же хорошо, как и я. А ты? Не на этом ли алтаре ты оставил половину своей руки? Как можешь ты защищать человека, который убил твоего сына?

— Принц не убивал Джона! — От резкого крика Нельсона на лице Дореты появилась растерянность, а дети прервали свою игру.

— Джон умер, защищая Внутреннюю Сферу от кланов. Там я потерял свои пальцы, и многие такие же достойные, как Джон, мужчины и женщины делали то же самое. — Он посмотрел на своих внуков. — Они умерли ради того, чтобы не позволить сделать свои семьи рабами кланов. Мои внуки должны знать это, потому что наступит день, когда им тоже придется взяться за оружие и защищать свои дома.

— Никогда! — Глаза Дореты сузились. — Кланы заключили с нами мир.

— Но только с помощью Ком-Стара и к тому же только на пятнадцать лет. Между прочим, мы расположены за линией перемирия. Кланы уже предпринимали небольшие вылазки и вторгались в пространство Федеративного Содружества, они наверняка вернутся, когда перемирие закончится. К этому времени твои сыновья уже достаточно подрастут для того, чтобы сражаться.

— Ты имеешь в виду, что они будут достаточно взрослые для того, чтобы умереть.

— Этого не случится, если они будут подготовлены.

— Подготовка не спасла Джона.

— Дорета...

— Нет, командующий, нет! Ты ведь не понимаешь меня, не так ли? — Она отвернулась, ее глаза блестели, наполненные слезами, готовыми вот-вот пролиться по бледным щекам.

— Твоя вселенная больше не существует. Мир изменился. Токаси Курита мертв. Хэнс Дэвион мёртв. Джеймс Вульф исчез. Морган Келл в отставке. Старого порядка вещей больше не существует. И я не позволю, чтобы мои сыновья готовились сохранять то, ради чего будут убиты миллионы.

Ноздри Нельсона расширились.

— Они сыновья и Джона тоже. Подумай о нем. Ее нижняя губа задрожала.

— Я помню о нем всегда!

Она развернулась и вошла в дом. Плечи ее вздымались: Дорета тихо всхлипывала.

— Дедушка, почему мама плачет? Нельсон справился с комком в горле.

— Потому что она очень скучает по папе.

Он знал, что Дорета не желала ни с кем делить свое горе и после смерти Джона страдала от депрессии. Нельсон с удовольствием принял вдову и мальчиков в свой дом, но ее чувства беспомощности и ненужности лишь усилились. Нельсон был единственным, на ком она могла срываться, — и он взял на себя эту роль.

Быстрый переход
Мы в Instagram