Loading...
Изменить размер шрифта - +
Как все запущено!

– Пойду подышу воздухом, – сказал мечу. Дожил, болтаю с Реусом, как с приятелем. Но что поделаешь, если друзей нет? Коллеги не в счет. Разве что со стариной Аверсом можно было выбраться в город. Но я бы не стал называть его другом.

– Иди, иди, – поддакнул меч. – Тебе не помешает проветрить голову.

Вечера все еще были холодными, поэтому я накинул плащ сверху мантии и спустился на первый этаж. Попадавшиеся на пути студенты желали доброго вечера, профессора раскланивались. Наконец я выбрался в парк. Здесь было тихо. Фонарики освещали пустые аллеи. Захотелось пройтись до пруда, посидеть в беседке. Все чаще меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, снова жаждал путешествовать, открывать новые места. А с другой – желал покоя. Чтобы никто не вмешивался в привычный уклад жизни. Здесь, в академии, были постоянные шум и беготня. Я все чаще чувствовал усталость. И ждал лета, как откровения.

– Как ты можешь так говорить? – послышалось из-за деревьев, и я остановился. Голос, без сомнения, принадлежал Мии. А кто ее собеседник – угадать несложно. – Кир, я не понимаю тебя. Что вообще произошло? Тебя кто-то заставил уехать? Может, угрожает кто?

– Ваше высочество кронпринцесса, – выделил Киримус высокий титул. – Мне никто не угрожает. Ни ваш батюшка, ни уж тем более Верховный Жрец. Я сам принял решение об отъезде. Опомнитесь, у вас есть официальный жених. Вы не можете вот так просто срываться и бежать в никуда. Это политика, Зимия. Ни вы, ни я не вольны в своем выборе.

Я сжал кулаки. С одной стороны, Гаденыш прав. С другой – мерзко звучит. Мия не выбирала, в какой семье родиться. Да и влюбилась сдуру не в равного. Бывает. Остается пожалеть девчонку. Если бы она могла вызвать хоть каплю жалости.

– Ты… ты… – судя по голосу, Киримуса ждала истерика. – Да как ты можешь!

– Держите себя в руках, принцесса, – холодный, как сталь, голос. – Иначе я немедленно отпишу вашему батюшке, чтобы забрал вас отсюда. Не знаю, почему до сих пор этого не сделал.

– Потому что ты меня любишь, – сквозь слезы отвечала Мия.

– Нет. Только из уважения к вам и нежелания начинать работу здесь со скандалов и интриг.

Вот Гаденыш! Вот гад! И опять-таки, с одной стороны, он прав. Но с другой… Я разрывался от противоречивых эмоций. Тот случай, когда одновременно хочется кое-кого придушить, но понимаешь, что сам вряд ли поступил бы иначе. И вмешиваться неприлично. Они-то не рассчитывали на чужие уши.

– Ненавижу, – прошипела Мия. – Я превращу твою жизнь во мрак. Ты еще пожалеешь.

Пора Киримусу начинать бояться. Принцесса – та еще оторва. Что месть будет страшна – я мало сомневался. Как и в том, что она состоится.

– Мия, давай расстанемся друзьями.

Я все-таки тихо рассмеялся. Ничего более нелепого в жизни не слышал. То же самое, что предлагать смертельно больному пить за здоровье.

– Кто здесь?

Надо делать ноги. Я набросил иллюзию и ринулся прочь, обратно в общежитие. Мало мне проблем с начальством. Гарден может еще добавить. Ступеньки так и сверкали под ногами, когда я поднимался на второй этаж. Ворвался в комнату, швырнул плащ на спинку кресла и залпом осушил стакан воды. Кажется, не узнали. Иначе уже выламывали бы двери.

Стоило подумать об этом, как раздался осторожный стук. Я молчал. Пусть думают, что меня нет. Стук повторился, уже настойчивее.

– Профессор Аль, откройте, это Мия, – раздался голос принцессы, и чуть тише: – Вы ведь все слышали.

Я открыл дверь. Принцесса была одна. Похоже, Киримус где-то отстал.

Быстрый переход