Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Звони!

– Я тебя ненавижу!

– От ненависти до любви – один шаг… Делай раз! Два!..

Какое-то время Макс отжимался, но вот он лег на живот и протестующе мотнул головой:

– Не буду!

Никита схватил его за ногу и с силой нажал на ноготь большого пальца.

– Ой-ёё! – взвыл от боли парень. – Теперь я точно отцу расскажу!

– А ты и так расскажешь. Придумаешь, что соврать. А придумывать и нечего. И соврать я тебе не дам. А ты можешь, потому что натура у тебя подлая.

– У кого натура подлая?

– Делай раз! Два!.. Раз! Два!..

– Не могу больше! – не выдержав нагрузки, снова взвыл Макс.

– У тебя натура подлая. Ты на какие дела девчонок подбивал? Чем они у тебя занимались?

– А ты никогда проституток не трахал, да?

– Я никогда сутенером не был. Сутенером быть западло.

– Нашелся, ля, нравоучитель!

– Отдохнул? Делай раз! Два!.. Раз! Два!..

Макс кряхтел, пыхтел, пускал пузыри, но тужился и отжимался по мере своих возможностей, пока не лег пластом.

– Все, больше не могу!

– Верю.

Никита прошел в кухню, заглянул в холодильник. Яйца есть, ветчина, молоко, сыр, масло. Пусть Макс пока в порядок себя приводит, а он омлет на завтрак сообразит.

Он выливал на сковороду взбитую смесь из яиц и молока, когда на кухне появилась Галка – наспех причёсанная, с подкрашенными губами, а главное, в одежде. Плотно запахнутый халат на ней, тапочки на босу ногу.

– Привет! – заискивающе улыбнулась она. – Можно, я?

– Можно.

Никита уступил ей место у плиты. Пусть приготовит завтрак, прежде чем убраться из этого дома.

– Как там Лариса? – спросила она.

– Тебя добрым словом вспоминает, – усмехнулся Никита.

– Я ж ее силой на панель не тянула, – вздохнула Галка.

– Но ведь тянула.

– Ну, каждый выживает, как может.

– Извиниться перед ней не хочешь?

– Э-э… Хочу… Она здесь жить будет, да?

– Возможно. Когда уходить будешь, записку ей оставишь, с извинениями.

– Записку? А поговорить?

– Ты уже с ней поговорила.

– Ну, я же извиниться хочу…

– Записку оставишь.

– Макс не хочет, чтобы я уходила.

– Пусть он мне об этом сам скажет.

– Ты почему такой жестокий?

Никита ничего не ответил, просто вышел из кухни. Не было у него никакого желания оправдываться перед этой проституткой.

– Ну что? – из ванной через открытую дверь спросил Макс.

Он бодро скреб по намыленной щеке бритвенным станком. Освеженный холодной ванной, укрепленный отжиманиями…

– Будет завтрак. А потом в институт поедем.

– Я про Галку спрашивал.

– А на институт согласен?

– Ты же мертвого задолбишь!

– Значит, согласен. В Плешку поедем.

– В Плешку? Я вообще-то в МГИМО учился.

– Не потянул ты МГИМО.

– Почему не потянул? Просто неохота…

– А в Плешке охота будет.

– Почему?

– Потому что я с тобой учиться буду. Тоже неохота, но ради тебя, мальчик, все, что угодно.

– Со мной учиться?

– А ты хочешь, чтобы я с тобой проститутками торговал? Не выйдет.

Быстрый переход
Мы в Instagram