Loading...
Изменить размер шрифта - +
Впрочем, Кулагин и не выспрашивал. Для него и так все было предельно ясно. И в первую очередь тот факт, что ужасный инцидент с его родителями незримо предопределил дальнейшую судьбу самого Леонида…

— Если они будут на месте, — негромко произнес он, — говорить буду я. Может, удастся разрешить дело по-мирному…

— Сомневаюсь, — ухмыльнулся Горшаков. — Но тебе идет быть идеалистом.

По салону быстро распространился запах анаши от раскуренной им сигареты. Кулагин разогнал рукой густой сизый смог.

— В любом случае без моей команды ничего не предпринимать, — жестко отчеканил он и, слегка повернув голову влево, уточнил: — Ты меня понял, Нес?

— Базара нет.

— В прошлый раз ты говорил то же самое, — напомнил Кулагин.

— Меня спровоцировали. Ты же знаешь…

— Да, знаю. Поэтому и предупреждаю. На провокации не поддаваться, вести себя спокойно и ждать сигнала.

— Да я понял, понял, Леня. Не заводись.

— Артем? — Кулагин повернулся назад.

— Заметано, — Горшаков расплылся в самодовольной улыбке.

«Копейка» свернула во двор, и конусообразный свет галогеновых фар тут же выхватил из темноты четверых стоящих друг рядом с другом байков. Чуть поодаль, у скамейки, топталось четверо парней в черных кожаных куртках с отороченными мехом воротниками. Шумский остановил машину. Кулагин первым покинул салон. За ним последовал Горшаков.

— Смотрите, кто к нам пожаловал, братва! — От компании байкеров отделился низкорослый коренастый парнишка с большими, навыкате, как у рыбы, глазами. — Кулагин? Как же так? Неужели мамочка отпускает тебя гулять так поздно? Да еще в такой плохой компании? Салют, Горшок! Тебя уже выпустили из наркологического центра?

Шутки предводителя вызвали дружный смех в стане его приспешников. Трое друзей Айрана тоже двинулись вперед.

— Выпустили, — взгляд Горшакова застекленел. — Просили освободить местечко для тебя, Айран.

— Хорошая попытка пошутить, Горшок. Жаль, что с юмором у тебя совсем туго.

— Привет, Айран, — Кулагин вплотную приблизился к лидеру вокзальной группировки. — Надо потолковать. Надеюсь, ты догадываешься, о чем.

— О вашей девочке, которой мы вчера пощупали почки?

— Не только о ней. Но и о Роме.

— Я о нем и говорил!

Дружки Айрана вновь засмеялись. Кулагин усилием воли заставил себя остаться спокойным и невозмутимым. Позади него хлопнула дверца автомобиля, и в свет фар шагнул Шумский. Обе его руки были засунуты в карманы, и это обстоятельство невольно заставило Леонида нахмуриться.

— Нестор! И ты здесь! — пьяно воскликнул один из соратников Айрана, высокий и худой, как жердь, молодой человек, отмеченный небольшим шрамом на правой щеке. — Все еще подсасываешь Кулагину, петушила?

— Че ты сказал? — Шумский быстро прошел вперед.

Леонид вскинул правую руку вверх:

— Постой, Нес!

— Вот-вот, — все с той же интонацией подхватил худощавый. — Постой, Нес, и послушай, как разговаривают пацаны. Тебе, петуху, скажут, когда можно будет поработать ртом.

Только потом Кулагин понял, что, будь он порасторопнее и не так глубоко сосредоточен на собственных размышлениях, трагедии, может, и удалось бы избежать. Но кульминационный момент он проморгал. Безбожно проморгал.

Шумский буквально вынырнул у него из-за спины с необычной для него реакцией и вплотную сошелся с худощавым байкером. Их тела соприкоснулись, а уже через секунду, когда Нестор так же резко отскочил назад, Леонид заметил у него в правой руке тонкий, остро заточенный стилет.

Быстрый переход