Изменить размер шрифта - +
Впрочем, тамошняя полиция немного погодя сумела утихомирить публику, заверив, что речь идет совсем о другом. В сотрудничестве с ФБР они якобы долго выслеживали банду, которая ловила птиц вымирающих видов для продажи на черном рынке. Большую помощь расследованию оказал местный ветеринар. К сожалению, один из бандитов при задержании был убит, но в остальном полиция держала ситуацию под контролем. Фото ветеринара, помещенное в конце статьи, изображало человека, необычайно похожего на Файеда, только без усов.

Файед подвел.

Файед должен был запустить атаку согласно инструкциям в закодированных письмах, ради которых Абдалла пожертвовал тремя курьерами.

Файед мертв, а госпожа президент вернулась к работе.

Абдалла ар-Рахман открыл глаза и встал с тахты. Медленно принялся выдергивать булавки из карты, сортируя их по цвету. Возможно, они пригодятся позднее.

В дверь тихонько постучали.

Он удивился — рановато, но открыл. На пороге стоял младший сынишка, одетый для верховой езды и вконец расстроенный.

— Папа, — сквозь слезы сказал Рашид, — я хотел поехать с остальными на утреннюю прогулку, но упал с лошади, и они ускакали без меня. Говорят, я еще слишком маленький и…

Мальчик всхлипнул, показал отцу сильно ободранный локоть.

— Ну-ну, — сказал Абдалла, присев на корточки перед сынишкой. — Знаешь, надо просто попробовать еще раз. Ты ничего не добьешься, если не будешь пробовать снова и снова. Я буду с тобой, и мы вместе поедем кататься.

— Да, но… Кровь же идет, папа!

— Рашид, — Абдалла подул на ссадину, — мы не сдаемся после маленького поражения. Немного поболит, и мы попробуем еще раз. Пока не добьемся своего. Понимаешь?

Мальчик кивнул, утер слезы.

Абдалла взял руку ребенка в свою. Закрывая за собой дверь, он снова взглянул на карту Америки. Кое-где остались булавки, беспорядочным узором, без всякой системы.

Две тысячи десятый, подумал он и остановился, прикидывая в уме. К тому времени у меня еще хватит сил на новую попытку. К две тысячи десятому году.

— Что ты сказал, папа?

— Ничего. Идем.

Он уже принял решение.

 

 

Послесловие автора

 

 

В этой книге я позволила себе вольности касательно кое-каких публичных персон, вложив в их уста определенные высказывания. Я старалась сделать это с надлежащим уважением и надеюсь, что мне это удалось.

Весьма вольно я обошлась и с одним из ословских зданий, с «Тон-Отель Опера», который в романе называется просто отель «Опера». Чтобы рассказать задуманную историю, мне нужно было воспользоваться его местоположением, и я придерживалась реальности, что касается окружения и внешней архитектуры здания. Внутренняя планировка отеля — целиком и полностью плод моей фантазии. То же касается и гостиничных служащих, фигурирующих в романе.

Ларвик, июнь 2006 г.

Анне Хольт

Быстрый переход