Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Улыбнувшись, посмотрел на часы.

— Ну ладно, сейчас у тебя обед.

— Начальник, — тихо попросил Иван, — дай закурить.

— Так ведь нельзя в палате, — оглянувшись на дверь, тоже тихо ответил тот.

— Да я ночью, — прошептал Иван.

Майор вытащил пачку сигарет, сунул под подушку.

— Ну, — шагнув к двери, сказал он, — мы почти закончили. До завтра.

— Спасибо, майор, — сказал Иван. Милиционер вышел. — Ну вот и все, — вздохнул Иван. — Показания я дал. По-уголовному — сдал всех. Но быть за колючей проволокой и бояться ножа или удавки не собираюсь. Да и Андрею будет легче, если я... — Он зажмурился. — Надеюсь, года через три, когда научится думать, он поймет меня правильно.

— Где же он, сука? — зло пробормотал Арсентий.

— У своей сестренки, — услышал он голос Лили. Обернувшись, обжег ее взглядом.

— Откуда ты знаешь?

— Я у нее вчера была. Лорка сказала, что Семен вечером приедет. Он в Тулу уехал. Ведь Кешку, братика твоей разлюбезной Катюши, — едко проговорила она, — арестовали.

— Слышал, — кивнул Арсентий. — Но правда ли это — не знаю.

— Правда, — злорадно улыбнулась она.

— Ты вроде как довольна? — Он взглянул на Лилю.

— Ну не то чтобы совсем, — пожала она плечами. — А в общем, да. Потому что...

— Закрой хайло! — рявкнул Арсентий.

— Ну, милый, — ее глаза сверкнули, — ты сам виноват. Я ведь говорила, что не надо со мной так. — Лиля ушла в свою комнату.

— Мне плевать, — злобно говорила Екатерина, — что тебе будет. Ты сама это...

— Сама? — закричала Лариса. — Я же для тебя, можно сказать, старалась.

Твой братишка Кешенька — трус. Он никогда ничего не сделал бы Розовой. А тут, конечно... — Она развела руками. — Кгда я сказала, что Таракан деньги повезет, двадцать пять тысяч зеленых, он сразу согласился.

— И что ты от меня хочешь? — спросила Астахова.

— Скажи своему братцу, чтобы он меня не упоминал.

— Ах вот как! — развеселилась Екатерина. — Боишься!

— А ты? — спросила Лариса. — Сама перепугалась. Ведь братик твой и тебя по делу возьмет. Если бы ты этого не боялась, не приехала бы.

В соседней комнате Рыбак и Горыныч, сидя за столом, курили.

— Ты на чьей стороне будешь? — спросил Семен.

— На своей, — усмехнулся тот.

— Если Арсен узнает, что ты спишь с его женой, — Рыбак покрутил головой, — то...

— Он мне велел, — ухмыльнулся Горыныч. Глаза Рыбака округлились. — И вот еще что, если ты снова повысишь на меня голос, пристрелю, понял? — Семен, откинувшись на спинку стула, всмотрелся в его лицо. — Чего вылупился? — нагло улыбнулся Горыныч. — Арсена же тебе бояться надо. Думаешь, он простит тебе свой «мере»? Крутого из себя строишь. Да Арсен немного очухается — и спустит тебя в унитаз.

— Слушай, — неожиданно рассмеялся Рыбак, — а ты мне начинаешь нравиться.

— Я не баба, — грубовато проговорил тот, — чтоб нравиться.

— У меня есть предложение, — сказал Семен, — давай на пару работать.

Быстрый переход
Мы в Instagram