Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ему даже пришлось остановиться на несколько секунд, чтоб собраться с мыслями, прежде чем отдать приказы, которые облекут в плоть давно созревший план.

— У вас хорошее зрение, мистер Оррок?

— Ну, сэр…

— Да или нет?

— Ну… да, сэр.

— Тогда берите подзорную трубу и лезьте наверх. Сейчас мы будем проходить мимо рейда. Примечайте все корабли, какие сможете разглядеть. Посоветуйтесь с впередсмотрящим.

— Есть, сэр.

— Доброе утро, мистер Буш. Свистать всех наверх.

— Есть, сэр.

Не в первый раз Хорнблауэр вспомнил евангельского сотника, который описал свою власть такими словами: «говорю одному „пойди“ и идет; и другому „приди“ и приходит». Королевский Флот и римская армия держались на одинаковой дисциплине.

— Ну, мистер Провс. Как далеко сейчас горизонт?

— Две мили, сэр. Может, три, — ответил Провс, оглядываясь по сторонам. Вопрос застал его врасплох.

— Я бы сказал, четыре мили, — заметил Хорнблауэр.

— Может быть, сэр, — согласился Провс.

— Солнце встает. Проясняется. Скоро будет десять миль. Ветер северо-западный. Мы подойдем к Паркэ.

— Есть, сэр.

— Мистер Буш, уберите брамсели, пожалуйста. И нижние прямые паруса. Нам понадобятся только марсели и кливер.

Так они будут привлекать меньше внимания, а, кроме того, двигаясь медленнее, дольше смогут наблюдать за Брестским рейдом.

— Рассвет ясного дня, — сказал Хорнблауэр, — наиболее благоприятное для нас время. Солнце будет светить с нашей стороны.

— Да, сэр. Вы правы, сэр, — ответил Провс. На его меланхолическом лице мелькнуло одобрение. Он знал, конечно, что Гуль протянулся почти точно с запада на восток, но не сделал из этого никаких выводов.

— Сейчас у нас есть такая возможность. Ветер и погода нам благоприятствуют. Может пройти несколько дней, пока такая возможность повторится.

— Да, сэр, — сказал Провс.

— Курс ост-тень-зюйд, мистер Провс.

— Есть, сэр.

«Отчаянный» медленно двигался вперед. День был облачный, но ясный, и горизонт с каждой минутой отделялся.

Отчетливо виден был мыс Сан-Матье. Дальше земля опять терялась из виду.

— Земля по курсу с подветренной стороны! — закричал Оррок с фор-марса.

— Это должен быть следующий мыс, сэр, — заметил Провс.

— Тулинг, — согласился Хорнблауэр, потом произнес по буквам «Тулингуэт». В ближайшие месяцы или даже годы им предстоит курсировать вдоль этих берегов, и он хотел, чтоб офицеры правильно понимали его приказы.

Между двумя мысами Атлантика далеко вдавалась в дикое бретонское побережье, образуя Брестский рейд.

— Вы видите пролив, мистер Оррок? — прокричал Хорнблауэр.

— Нет еще, сэр. По крайней мере, не очень хорошо. Военный корабль — британский корабль — приближающийся в мирное время к чужим берегам, сталкивался с целым рядом трудностей. Он не может войти в чужие территориальные воды (если его не принуждает к этому шторм), не запросив предварительно разрешения. И, конечно, он не может подойти к иностранной военной базе, не вызвав этим целую серию сердитых правительственных нот.

— Мы должны держаться на расстоянии дальнего пушечного выстрела от берега, — сказал Хорнблауэр.

— Да, сэр. Ах да, конечно, сэр, — согласился Провс. Второе, более сердечное одобрение было вызвано тем, что Провс осознал смысл сказанного.

Быстрый переход