Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

В это трудно поверить. Из заявления о приеме на работу я знаю, что Брианна окончила среднюю школу и больше нигде не училась. Значит, она почти семь лет не выбиралась за пределы штата?

– Как, ты не любишь путешествовать? Наверное, ощущаешь себя как в тюрьме, всю жизнь просидев в Сиэтле? – Джули упрекает меня в отсутствии такта, и в чем-то она, наверное, права, потому что Брианна вдруг задирает нос и обжигает меня злобным взглядом.

Во всяком случае, пытается это сделать, потому что через мгновение на ее лице появляется растерянная улыбка. Внезапно чувствую себя бессердечной тварью, из тех, кто мучает маленьких щенков и котят. А я ведь не хотела ее обидеть…

– Я не как в тюрьме, и не говорила, что безвылазно сижу в Сиэтле. Каждое лето мы на неделю уезжаем на Уидби-Айленд, и я часто навещаю бабушку с дедушкой в Спокане. Я даже поднималась на Рейнир. Так что при чем тут тюрьма?!

Брианна отворачивается и начинает возиться с кнопками на беговой дорожке. Вероятно, ее мысли где-то далеко, потому что установленный ею уровень сложности теперь почти соответствует нагрузке при подъеме на Рейнир с трупом. Я молча схожу с тренажера.

В любом случае я ведь ее начальница, а не подружка. Не очень люблю неформальное общение с персоналом. Сначала вы вместе обедаете, потом ведете разговоры за чашкой кофе. Затем узнаете, что про вас распускают сплетни, будто вы поднимаетесь по карьерной лестнице через постель, а дальше подчиненные сказываются больными четыре дня в неделю и ждут понимания, ведь вас связывают дружеские отношения. Я, конечно, не из тех, кто плачет, когда люди, которых я считала друзьями, меня просто используют…

Во всяком случае, такое случалось нечасто. И больше не повторится.

Да и кому нужно множество друзей? Я никогда не буду прежней ловкой тринадцатилетней девочкой.

Накидываю на шею полотенце и отправляюсь в душ. Хорошо, что в здании, где находится наш офис, открыли спортзал – теперь не приходится топать через три квартала, как раньше. Никогда в жизни не занималась спортом. Пока мне не исполнилось тридцать и сила земного тяготения не начала подлое наступление, я спортом вообще не нанималась. Исааку Ньютону жилось проще – приходилось иметь дело лишь с падающими яблоками, а не с обвисшей грудью и задницей. Мне всего тридцать три, и я не желаю выглядеть дамой средних лет.

Даже когда действительно ею стану.

Я понимаю, придется трудиться не покладая рук, чтобы позволить себе любую пластическую операцию, если потребуется, и выполнить личный пенсионный план Кирби Грин. Иначе в ближайшие двадцать лет моя медицинская страховка вряд ли сможет покрыть даже подтяжку бровей. Девушка должна думать о будущем, так ведь?

Входя в душевую кабинку, очень, очень сильно стараюсь не думать о том, верят ли окружающие, что я и в самом деле такая крутая, какой пытаюсь казаться.

Интересно, когда же я наконец смогу убедить в этом себя?

 

2

Брианна

Ария – произведение для одного голоса

 

– Бри, где она их держит?

Я отвела взгляд от загадочных иероглифов, которые моя начальница Кирби хотела выдать за рукописный текст. Я пыталась расшифровать нацарапанные как курица лапой каракули, что она представила как проект маркетингового плана на четвертый квартал, но удача от меня отвернулась. Впрочем, уверена, Кирби старалась. Просто у нее полно дел. Пришлось переключить внимание на Джейми, моего коллегу и приятеля по работе.

– Что? Кто, где и что держит?

Тот улыбнулся той самой чарующей улыбкой, которая всегда выручает его в трудных ситуациях и заставляет всех одиноких женщин Сиэтла выпрыгивать из трусиков – по крайней мере так утверждается в бессчетных легендах о нем.

– Где Кирби держит своих летучих обезьян?

Я судорожно оглянулась и бросила взгляд в сторону кабинета Кирби, надеясь, что моя начальница не слышала прозрачного намека Джейми, сравнившего ее со Злой Ведьмой с Запада.

Быстрый переход
Мы в Instagram