Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– А ты прими таблетки и душ. Не обязательно в названной последовательности.
– Непременно.
Юлий вышел из ванной в халате и в плохом настроении. Это был значительный шаг вперед, ибо раньше настроение у него было отвратительным.
Пенелопа вручила брату чашку кофе. Кофе был сварен как надо. Крепкий и сладкий. Самое оно для мучающегося похмельем человека. Интересно, откуда сестричке известны такие подробности?
Юлий сделал первый обжигающий глоток, уселся в кресло и пошарил рукой в поисках табака. Пенелопа молча подала ему дымящуюся сигарету и пепельницу.
В последнее время они редко виделись, но все же она хорошо знала своего брата.
– Значит, так, – сказал Юлий. – Высочайшим повелением назначаю тебя своим секретарем отныне и во веки веков до следующего моего распоряжения.
– Допился, – констатировала Пенелопа.
– И ничего не допился, – сказал Юлий. – Ты сама как то говорила, чтобы на этой планете я доверял только тебе. Именно так я и собираюсь поступать.
– Мало ли что я говорила. Я – молодая и глупая. И я не умею быть секретарем императора.
– Ты не одинока в своем неумении. Я, например, не умею быть императором. Будем вместе учиться по ходу дела. И во избежание дальнейших споров… Хочу только напомнить тебе, что ты тоже принадлежишь к роду Морганов. А Морганы служат Империи там, куда их назначает император. И не думай, что это верно только по отношению к мужчинам.
– Сейчас ты дьявольски напоминаешь мне отца… Черт!
– Мне тоже его не хватает, – сказал Юлий. – Странно, я даже не ожидал, что так привязан к старому мерзавцу. Но оплакивать свои потери мы будем потом. Время дорого.
– Жаль, что ты не помнил об этом весь сегодняшний день.
– У меня стресс, – сказал Юлий. – Я не знаю, как со стрессом боретесь вы, женщины, но мы, мужчины, пьем.
– А мы, женщины, едим.
– Судя по твоей фигуре, ты стрессов никогда не испытывала.
– Жалкий льстец. Да, я редко испытывала стрессы. Но ты, как я посмотрю, явно собираешься исправить эту ситуацию.
– Зато я не буду заставлять тебя выйти замуж.
– Правда?
– Если этого не потребуют интересы Империи, конечно. Я бы с радостью выдал тебя замуж за Клейтона, если бы твое замужество вернуло мне мои корабли.
– Я за Клейтона под дулом пистолета не выйду. Он старый и сумасшедший.
– И кораблей мне все равно не вернет. Ладно, шутки в сторону. Найди мне каких нибудь шишек, с которыми я мог бы устроить совет прямо сейчас.
– Это без проблем. Они целый день торчат в приемной и никуда не уходят. Ждут твоего просветления, так сказать.
– О, – сказал Юлий. Он даже почувствовал себя немного виноватым. – Тогда пригласи их в какой нибудь кабинет. Я скоро приду.

Из доброго десятка собравшихся шишек Юлий знал в лицо только генерала Торстена, и.о. директора УИБ, и то только потому, что видел его мельком перед коронацией. Все остальные лица были незнакомые, и среди них не было ни одного человека моложе пятидесяти.
Юлий подумал, что ему в его двадцать шесть будет трудно найти с ними общий язык. С другой стороны, он был императором, а императору совсем необязательно находить с кем то общий язык. Император может просто приказать.
Подсчитай выгоду, сказал он себе.
Юлий уселся во главе стола, поправил полы халата, прикрывая голые ноги, и хлебнул кофе.
– Извините, господа, но я вас в лицо не знаю. Который из вас главнокомандующий ВКС?
– Вообще то это вы, сир, – заметил генерал Торстен. – Верховный главнокомандующий всеми военными силами Империи.
– Верно, это я, – сказал Юлий. Напоминание Торстена ему не понравилось. Формально оно было точным, но генерал не мог не понять, что Юлий имел в виду.
Быстрый переход
Мы в Instagram