Изменить размер шрифта - +

    Один из солдат нашел запрятанную местными бутылку самогона. Напившись, стал приставать к жене кровельщика. Мужик не стерпел и дал

обидчику в лоб. Тот схватился за меч, крестьянин — за вилы. Подоспевший патруль обезоружил мужчин, а капитан вынес суровый приговор —

повесить обоих. Солдата за неисполнение приказа, кровельщика за то, что посмел поднять руку на воина Набатора.
    На казнь согнали почти всех жителей деревни. Мужчины хмурились и сжимали кулаки, но не глупили, бабы их удерживали. Многие женщины

плакали, опасаясь, что начнется расправа над всеми поселянами. Однако их опасения не оправдались. Никого из собравшихся не тронули. Капитан

зачитал у виселицы обращение набаторского короля к своему народу, где говорилось, что деревни и города, занятые славной армией союзных

войск Набатора и Сдиса, переходят под покровительство Его Величества на веки вечные. Всем, кто будет оказывать помощь армии и принесет

присягу, став подданным Его Величества, будет разрешено спокойно жить, работать и не платить налогов в течение десяти лет. Также

отмечалось, что за оказание сопротивления доблестной армии короля, за помощь вражеским войскам Империи и прочие преступления против короны

всех нарушителей ждет смерть.
    Казнь состоялась. И больше смертей не было.
    — Не выйдешь. Во всяком случае, сегодня. Патрули. На окраинах — посты. Нам придется задержаться, — вынесла неутешительный вердикт Лаэн.
    Она только что вернулась с улицы и рассказывала мне последние новости. Я слушал и крепил наконечник к узкому древку. Еще несколько

заготовок лежали на столе. Рядом с ними — восемь уже готовых стрел. Тут же был лук со снятой тетивой. В отличие от простого,[21] который я

использовал в последнем деле, этот был не таким большим и дальнобойным. Меньше прежнего, композитный,[22] с четырьмя изгибами.[23] Но в

умелых руках он становился не менее грозным оружием, чем его старший брат. А я без ложной скромности могу сказать, что считаю свои руки

достаточно умелыми.
    — Постараемся уйти ночью.
    — Это неразумно. Первые дни они будут бдительны. Но когда поймут, что крестьяне никуда не собираются бежать, перестанут стеречь границы

деревни. Надо выждать.
    — Лаэн, мы не можем ждать. Ты вчера чудом осталась жива.
    — Я была неосторожна. Больше это не повторится. — Она сердито перебросила косу через плечо. — Ты опасаешься новых гостей?
    — Отчасти, — неохотно признался я. — Еще больше я опасаюсь того, что сказал капитанчик во время казни. Союз Набатора и Сдиса. Понимаешь

теперь, как им удалось взять Врата?
    — Я не дура. — Она криво улыбнулась. — Некроманты. А за ними последние пять сотен лет стоят Проклятые.
    — Которым неизвестно что здесь понадобилось.
    — Раньше Империя была их страной. Решили зайти в гости.
    — Сегодня тебе не очень хорошо удается ирония, — очередная стрела была готова, и я положил ее рядом с остальными. Поискал глазами новый

наконечник, выбрал широкий срезень. — Вам, госпожа, может грозить опасность.
    — Не думаю, что к нам на огонек заглянут бывшие Ходящие.
    — Полагаю, неделю назад никто не думал, что они решат заглянуть в Империю. Не знаю, что нужно Проклятым в нашей стране. Но теперь здесь

опасно. Надо придерживаться прежнего плана и отправляться в Альсгapy.
Быстрый переход
Мы в Instagram