Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Что еще за Мистифай?

— Отродье Рэма. Появился после убийства Векса. — И тут я вспомнила. — Где Блисс?! Что с ней?!

— Внизу. С Рэмом, — ответила Шок с такой кислой миной, что добавлять что-то было бы бессмысленно.

— Ты оставила их одних?

Я не знала, одобряю ли подобное решение. То ощущение перышка, парящего в легком ветерке, было слишком призрачным, едва заметным, как мой собственный знак. Не зная, что ищу, я бы не почувствовала демона в баре.

— Ты же хотела привести Блисс сюда. — Шок пожала плечами. — Рэм накормил ее. Но пока ты без сознания, наверх я ее не пускала.

Если вдуматься, Рэм, должно быть, знает, что я никогда не прощу его, тронь он Блисс хоть пальцем. Значит, он позаботился о ней. И заслуживает благодарности.

Но с чего это я вдруг так разволновалась?

— Рэм сказал, ты поглотила Пика. — Шок протянула мне руку, помогая подняться. — Хороший выбор.

Вот об этом говорить совсем не хотелось. Восхитительное чувство легкости и обновления тут же заменил груз вины.

— Идем, посмотрим, чем они там заняты.

Шок остановила меня:

— Лучше скажи мне, чем вы с Рэмом занимались. Что, в самом деле переспала с ним?!

— Тогда я думала, он человек. А потом в парке, после... Пика... Не знаю, что на меня нашло. Было так паршиво, и Рэм был рядом, очень сильный...

— Он принудил тебя?!

— Нет, ты что, ничего такого. Он подпитывал меня, чтобы нейтрализовать желчь этого ботаника... Ты не представляешь, что такое Пик. Это было ужасно! Невыносимо! Спасибо Рэму за заботу и нежность... Все... как-то закрутилось...

— В публичный секс?! Элэй, держись-ка от него подальше, он опасен. Ты что, не видишь, как тобой манипулируют?! По твоим словам, ему четыре тысячи лет. Волей-неволей начнешь разбираться в людях, с таким-то багажом за плечами.

— Он мог бы оставить меня в той клетке. И Дрэд убил бы меня, уж поверь. Зачем рисковать, обнаруживать себя, если речь идет о никчемной игрушке? — Я презирала себя за этот жалкий тон.

— Он услышал про ЭРВ и понял, что прежние деньки для него уходят безвозвратно. Как и для всех нас. Ты ведь сказала ему?

— Нет. Вряд ли он знает.

А ведь следовало рассказать. Рэм того заслуживал.

— Этот тип только всех использует, — проворчала Шок. — И тебя тоже. Ты наступаешь на одни и те же грабли. Кто знает, что ему от тебя нужно?

С неохотой я признала, что в словах сестры есть здравый смысл. С самой нашей первой встречи Рэмом двигали скрытые мотивы.

— Я буду осторожна, клянусь. Не хочу ни от кого зависеть. Хватит с меня Векса, свобода важнее.

— Отлично, — кивнула Шок, просветлев. — На миг мне показалось, что все иначе.

Может быть. Я не знала, что думать о Рэме.

Мы спустились в бар. Еще открывая дверь, я услышала стук бильярдных шаров. Яркий дневной свет лился через окна. Рэм повернулся, как только щелкнул замок. Пришлось прищуриться, чтобы разглядеть его лицо, встретить взгляд, исполненный тревоги и надежды. Сердце мое предательски заколотилось.

Блисс радостно вскрикнула: ее шар закатился в лузу.

— Наконец-то ты на ногах, — приветствовала она меня через плечо. — Я вся извелась, пока ждала. Этот здоровяк и шагу мне не давал ступить.

Сходство между нами исчезло. Волосы Блисс стали длиннее, светлее и спадали на плечи и спину копной кудряшек. Глаза сделались голубыми и бездонными, пожалуй даже чересчур, для пущего эффекта. Что уж говорить о фигуре.

Чем они занимались все это время? Пятнадцать часов бильярда — это, мне кажется, слишком.

— Я рада, что ты здесь. Демону вроде тебя по улицам в одиночку бродить опасно.

Блисс улыбнулась. Да нет, она просто светилась счастьем:

— Но мне столько хочется увидеть!

— Представляю, как тебе не терпится.

Быстрый переход