Изменить размер шрифта - +

Чадрих был ближе к  Бэрроу,  чем  любые  другие  поселения,  но  он  исчез
последним среди всех поселений Хиюджа, что,  конечно,  давало  жителям  из
Чадриха основания для определенной  наглости  до  тех  пор,  пока  рок  не
прибрал их самих. И холмы Бэрроу  стали  для  всех  последним  прибежищем;
жители Бэрроу, никогда не отличавшиеся достаточным  самоуважением,  теперь
были  могильными  ворами,  иногда,   правда,   собирающими   коренья   или
занимающимися ловлей рыбы, всегда обвиняемыми (пока Чадрих  сохранялся)  в
ограблении жителей и разграблении  погребенного  золота.  Но  Чадрих  тоже
погиб, а  отчаявшиеся  люди  Бэрроу  -  самые  южные  из  всех  -  жили  в
укреплении, представлявшем  собой  разрушенную  крепость  королей  Бэрроу,
являвшуюся последним величайшим строением во всем  Хиюдже.  И  сохранилась
еще сама Корона Анла.
     Таков был мир Джиран. Загорелая и разгоряченная,  она  правила  своей
плоскодонной лодочкой, смело  отталкиваясь  от  дна  пролива,  который  во
времена отлива был едва ли не по колено. Она  была  боса,  так  как  обувь
носила только зимой, в юбочке с бахромой, подогнутой выше колен, поскольку
никто не мог ее сейчас видеть. Закрепленные банки  с  хлебом  и  сыром,  а
также с пивом, находились на корме, где еще была сетка и пригоршня гладких
камешков - она была очень умелой охотницей на коричневых болотных птиц.
     Прошлой ночью шел дождь, и Адж достаточно наполнилась, разлившись  по
обмельчавшим каналам, помогавшим ей течь среди холмов. Наверное, к  вечеру
опять будет дождь, судя  по  собиравшимся  облакам  на  востоке,  напротив
абрикосового солнца. Но прилив Хнота уже прошел. Семь лун протанцевали  по
предгрозовому  небу,  и  течение  Адж  было  единственным,   что   омывало
прибрежные тростники. Холмы Бэрроу, почти полностью  исчезавшие  во  время
прилива Хнота, теперь гордо торчали из воды, несмотря на дожди, а  Стоячие
Камни Джуная были и вовсе сухими.
     Это было священное место - эти  каменные  обломки  и  этот  островок.
Неподалеку проходил путь к глубоким болотам, и  люди  оттуда  приходили  к
камню Джунай на встречи с людьми из Бэрроу, чтобы торговать с  ними  -  ее
высокорослые родственники с маленькими  мужчинами  глубоких  болот.  Мясо,
ракушки и металлы интересовали людей из болот. Сами они предлагали  дерево
и различные изделия, отлично сделанные лодки и корзины. Но гораздо важнее,
самой торговли, было соглашение,  позволяющее  этой  торговле  происходить
регулярно и быть взаимовыгодной, что исключало поводы  для  вражды.  Любой
человек из Бэрроу мог приходить и покидать эту землю совершенно  свободно.
Здесь, конечно, бывали  и  находящиеся  вне  закона  -  либо  человеческие
существа, либо полукровки - изгнанные из Охтидж-ина или  из  Эрина,  и  их
нужно было остерегаться, но столь далеко на юге их очень редко замечали  в
последние четыре года. Последних трех болотники повесили на дереве  смерти
недалеко от старых руин построек кел на холме Ниа, и люди из  Бэрроу  дали
им золота за хорошую службу.
Быстрый переход
Мы в Instagram